Вечернее платье eruditomsk. Полезные советы для мам

«Горе от ума» - одно из самых злободневных произведений русской драматургии, блестящий пример тесной связи литературы и общественной жизни, образец умения писателя в художественно совершенной форме откликнуться на актуальные явления современности. Проблемы, поставленные в «Горе от ума», продолжали волновать русскую общественную мысль и русскую литературу много лет спустя после появления пьесы.

В комедии отражена эпоха, наступившая после 1812 г. В художественных образах она дает яркое представление о русской общественной жизни конца 10-х - начала 20-х гг. XIX в.

На первом плане в «Горе от ума» показана барская Москва. Но в разговорах, репликах персонажей возникает и облик столичного министерского Петербурга, и саратовская глушь, где живет тетка Софьи, и необозримые равнины, «все та же глушь и степь» бескрайних просторов России (ср. лермонтовскую «Родину»), которые представляются воображению Чацкого. В комедии выступают люди самого различного общественного положения: от Фамусова и Хлёстовой - представителей московской дворянской среды - до крепостных слуг. А в обличительных речах Чацкого звучал голос всей передовой России, возникал образ «умного, бодрого» нашего народа (ср. заметку Грибоедова «Загородная поездка», 1826).

«Горе от ума» - плод патриотических раздумий Грибоедова о судьбах России, о путях обновления, переустройства ее жизни. С этой высокой точки зрения и освещены в комедии важнейшие политические, моральные, культурные проблемы эпохи: вопрос о крепостном праве, о. борьбе с крепостнической реакцией, о взаимоотношении народа и дворянской интеллигенции, о деятельности тайных политических обществ, о воспитании дворянской молодежи, о просвещении и русской национальной культуре, о роли разума и идей в общественной жизни, проблемы долга, чести и достоинства человека и так далее.

Историческое содержание «Горя от ума» раскрывается прежде всего как столкновение и смена двух больших эпох русской жизни - «века нынешнего» и «века минувшего» (в сознании передовых людей того времени историческим рубежом между XVIII и XIX столетиями была Отечественная война 1812 года - пожар Москвы, разгром Наполеона, возвращение армии из заграничных походов).

В комедии показано, что столкновение «века нынешнего» с «веком минувшим» было выражением борьбы двух общественных лагерей, сложившихся в русском обществе после Отечественной войны,- лагеря феодальной реакции, защитников крепостной старины в лице Фамусова, Скалозуба и других, и лагеря передовой дворянской молодежи, облик которой воплощен Грибоедовым в образе Чацкого.

Столкновение прогрессивных сил с феодально-крепостнической реакцией являлось фактом не только русской, но и западноевропейской действительности того времени, отражением социально-политической борьбы в России и в ряде стран Западной Европы. «Общественные лагери, столкнувшиеся в пьесе Грибоедова, были всемирно-историческим явлением,- справедливо замечает М. В. Нечкина.- Они создавались к моменту революционной ситуации и в Италии, и в Испании, и в Португалии, и в Греции, и в Пруссии, и в других европейских странах. Всюду они принимали своеобразные формы... Выражаясь образно, Чацкий в Италии был бы карбонарием, в Испании - «эксальтадо», в Германии - студентом» ". Добавим, что самим фамусовским обществом Чацкий воспринимался сквозь призму всего европейского освободительного движения. Для графини-бабушки он «окаянный вольтерьянец», для княгини Тугоуховской - якобинец. Фамусов с ужасом называет его карбонарием. Как видим, основные этапы освободительного движения на Западе - просветительство XVIII в., якобинская диктатура 1792-1794 гг. и революционное движение 20-х гг.- указаны в комедии весьма точно. Как подлинно великий художник, Грибоедов отразил в «Горе от ума» существенные стороны действительности своего времени, целой большой эпохи всемирно-исторического масштаба и значения. Основным и важным в ту пору и было противоречие и столкновение двух указанных общественных лагерей, борьбу которых Грибоедов раскрывает в ее широких исторических связях как современных, так и прошлых.

В обличительных речах Чацкого и восторженных рассказах Фамусова воссоздан образ восемнадцатого, «минувшего века». Это «век покорности и страха», «век Екатерины» с его «вельможами в случае», с льстецами-придворными, со всей пышностью и развращенными нравами, с безумным мотовством и пирами в «великолепных палатах», с «роскошными забавами» и нищетой крепостных крестьян и с «окаянными вольтерьянцами», о которых со старческим возмущением вспоминает графиня-бабушка.

«Век минувший» и является идеалом барского, фамусовского общества. «И награжденья брать и весело пожить» - в этих словах Молчалина, как и в фамусовском восхищении екатерининским вельможей и богачом Максимом Петровичем, выражен весь идеал фамусовского общества, его грубо эгоистическая философия жизни.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » «Горе от ума» - одно из самых злободневных произведений русской драматургии . И в закладках появилось готовое сочинение.

Прочитав комедию “Горе от ума”, я была в восторге от главного героя, его свободословия, поведения. Это произведение повествует о дворянском обществе. Их поступки все на лицо, и уже никто не сможет отрицать, что эти люди делают из себя тех, кем они не являются. Жизнь - вещь тяжелая, она всегда с трудностями и препятствиями.
Главный герой - Чацкий. Умный и честный человек оказывается в обществе глупых людей. А что привело к тому, чтобы он оказался в фамусовском обществе? Мы знаем - это неразделенная любовь к Софии. София совершенно неправильно поступила с Чацким. Она его совсем недооценивала, не понимала и не уважала. Чацкий осознавал это, но хотел на все закрыть глаза. Хорошо ли встретила София своего друга детства, которого уже давно не видела? Чацкий был поражен:
Ну поцелуйте же, не ждали? говорите!
Что ж, ради? Нет? В лицо мне посмотрите.
Удивлены? и только? вот прием!
В доме Фамусова царят ложь, лицемерие. Главные занятия - “обеды, ужины и танцы”. Чацкий, не боясь никого, говорит то, что думает. Он противоречит высшим чинам, которые ценят только богатство и власть, боясь правды и просвещения. Не каждый мог бы так поступить в те времена. Основные взгляды на жизнь Чацкого проявляются через его диалоги. Он хочет служить делу, а не каким-то знатным людям:
Служить бы рад, прислуживаться тошно.
Чацкий не терпит унижения и подхалимства. В чем же горе героя этой комедии? Беда в том, что таких людей, как Чацкий, было очень мало. Люди в то время много умалчивали, они становились жестокими, им приходилось много унижаться и всем прислуживаться. А, может, Грибоедов хотел высказать мысли, взгляды через образ Чацкого? Мы об этом можем только догадываться. А если представить мир без таких людей, как Чацкий? Страшно подумать, что вокруг нас все будут, как фамусовы, молчалины, скалозубы.
Комедия “Горе от ума” еще на много лет останется современной. Образ Чацкого никогда не состарится, потому что он человек “Века нынешнего”, который не мирится с несправедливостью, бесчестием, унижением. Вот с таких людей мы должны брать пример. Как жаль, что такие люди не все. Эта комедия останется у меня в сердце надолго.

Я думаю, смысл комедии в том, чтобы показать быт Москвы того времени, период русской жизни от Екатерины до императора Николая. Автор хотел показать, кто господствовал в ту эпоху, как люди получали чины и чем они помогли Родине. В этом произведении разыгрывается конфликт между старомодными, глупыми, бесполезными людьми и молодым поколением, желающим добиться того, чтобы Россия заняла ведущее место в своем развитии.
Сам Грибоедов приписал горе Чацкому от его ума. Чацкий - главный герой комедии. У него есть сердце, он честный, искренний. Им восхищается горничная Лиза, он “чувствителен, и весел, и остер”. Он “славно пишет, переводит”, говорит о нем Фамусов. Чацкий серьезно любит, видя в Софии будущую жену. Фамусов сразу почувствовал, что с приездом Чацкого нарушится привычный уклад жизни, хотя и не знал о его взглядах на жизнь. Фамусовское общество представляет собой сплошную ложь и лесть, мир, где царят деньги и безнравственность. Чацкий, очутившись в этом обществе, заскучал, потому что он понял, что эти люди льстецы и эгоисты, которые ничего не видят вокруг себя. София тоже не смогла противостоять окружению своего отца. В свои семнадцать лет девушка “расцвела прелестно”, как говорит о ней пораженный Чацкий. Может, это и привлекало в Софии Чацкого. Мне кажется, что он начал разочаровываться в любимой, потому что она видит мир испорченным, не понимает его истинного значения. София не смогла оценить честь и ум Чацкого. Чацкого терзает мысль, как такая девушка могла полюбить подлеца Молчалина, корыстолюбца и подхалима. Именно Молчалин противопоставлен Чацкому как иной тип поведения молодого человека: внешне благоприличный, скромный, но в сущности подлый, подхалимствующий карьерист и лакей. В конце, когда Чацкий все узнает, он понимает, что глубоко разочаровался в Софии, и уезжает из Москвы:
Зачем меня надеждой завлекали?
Зачем мне прямо не сказали,
Что все прошедшее вы обратили в прах?!
Комедия оканчивается видимым поражением Чацкого, бегством его из Москвы. Смысл комедии, я полагаю, и в том, что Чацкий, несмотря на свои поражения и душевные муки, не отступил от своей мечты и идеала.

«Горе от ума» - одно из самых злободневных произведений русской драматургии. Проблемы, поставленные в комедии, продолжали волновать русскую общественную мысль и литературу много лет спустя после появления ее на свет. «Горе от ума» - плод патриотических раздумий Грибоедова о судьбе России, о путях обновления, переустройства ее жизни.

С этой точки зрения и освещены в комедии важнейшие политические, моральные и культурные проблемы эпохи. Содержание комедии раскрывается через столкновение и смену двух эпох русской жизни - «века нынешнего» и «века минувшего». Границей между ними, на мой взгляд, является война 1812 года - пожар в Москве, разгром Наполеона, возвращение армии из заграничных походов. После Отечественной войны в русском обществе сложились два общественных лагеря: это лагерь феодальной реакции в лице Фамусова, Скалозуба и других и лагеря передовой дворянской молодежи в лице Чацкого. В комедии ясно показано, что столкновение «веков» было выражением борьбы этих двух лагерей.

В восторженных рассказах Фамусова и обличительных речах Чацкого автор создает образ XVIII, «минувшего века». «Век минувший» и является идеалом фамусовского общества, ведь - убежденный крепостник. Он готов из-за любого пустяка сослать в Сибирь своих крестьян, ненавидит просвещение, пресмыкается перед начальством, выслуживаясь как может для получения нового чина. Он преклоняется перед дядей, который «на золоте едал», служил при дворе самой Екатерины, ходил «весь в орденах». Разумеется, свои многочисленные чины и награды он получил не благодаря верной службе отечеству, а выслуживаясь перед императрицей.

Рядом с Фамусовым в комедии стоит Скалозуб - «и золотой мешок и метит в генералы». Полковник Скалозуб - типичный представитель аракчеевской армейской среды. На первый взгляд его образ карикатурен. Но это не так: исторически он вполне правдив. Как и Фамусов, Скалозуб руководствуется в своей жизни философией и идеалами «века минувшего», но в более грубой форме. Цель своей жизни он видит не в службе отечеству, а в достижении чинов и наград, которые для военного, по его мнению, более доступны.

Люди Фамусовского круга - эгоисты и корыстолюбцы. Все свое время они проводят в светских развлечениях, пошлых интригах и глупых сплетнях. Это особое общество имеет свою идеологию, свой быт, взгляды на жизнь. Они уверены, что нет другого идеала, кроме богатства, власти и всеобщего уважения. «Ведь только здесь еще и дорожат дворянством», - говорит Фамусов о барской Москве. Грибоедов разоблачает реакционность крепостнического общества и этим показывает, куда ведет Россию господство Фамусовых.

Свои разоблачения он вкладывает в монологи Чацкого, который обладает острым умом. Для друзей и для врагов Чацкий был не просто умным, а «вольнодумцем», принадлежащим к передовому кругу людей. Идеи, волновавшие его, тревожили умы всей прогрессивной молодежи того времени. В Петербург Чацкий попадает тогда, когда там зарождается движение декабристов. В этой обстановке, по-моему, складываются взгляды и стремления Чацкого. Он хорошо знает литературу. До Фамусова дошли слухи, что Чацкий «славно пишет, переводит». Такое увлечение литературой было характерно для свободомыслящей дворянской молодежи.

Вместе с тем Чацкого увлекает и общественная деятельность: мы узнаем про его связь с министрами. Полагаю, он успел побывать даже в деревне, ведь Фамусов утверждает, что он там «наблажил». Можно предположить, что эта «блажь» означала хорошее отношение к крестьянам, возможно, кое-какие хозяйственные реформы. Эти высокие стремления Чацкого являются выражением его патриотических чувств, вражды к барским нравам и крепостному праву в целом. Думаю, не ошибусь, предположив, что Грибоедов впервые в русской литературе раскрыл национально-исторические истоки русского освободительного движения 20-х годов XIX века, обстоятельства формирования декабризма. Именно декабристское понимание чести и долга, общественной роли человека противопоставлено рабской морали Фамусовых. «Служить бы рад, прислуживаться тошно», - заявляет Чацкий. Так же как и Грибоедов, Чацкий является гуманистом, защищает свободу и независимость личности.

Крепостничество он резко разоблачает в гневной речи «А судьи кто?». В ней Чацкий обличает ненавистный ему крепостнический строй. Он высоко оценивает русский народ, говорит о его уме, свободолюбии, и это, на мой взгляд, тоже перекликается с идеологией декабристов. В комедии проводится идея «самостояния» русского народа. Низкопоклонство перед всем иностранным, французское воспитание, обычное для дворянской среды, вызывает резкий протест Чацкого.

Очевидно, что Чацкий в комедии не одинок. Он выступает от имени всего поколения. Возникает закономерный вопрос: кого же имел в виду герой под словом «мы»? Вероятно, молодое поколение, идущее другим путем. Чацкий верит в наступление новой эры. Еще совсем недавно «прямой был век покорности и страха». Нынче пробуждается чувство личного достоинства. Не все хотят прислуживаться, не каждый ищет покровителей. Возникает общественное мнение. Чацкому кажется, что наступило время, когда можно изменить и исправить сложившиеся крепостнические порядки путем развития передового общественного мнения, с помощью новых гуманных идей.

Борьба против Фамусовых в комедии не завершилась, потому что и в реальной действительности она только началась. Декабристы и Чацкий были представителями первого этапа русского освободительного движения.

«Век минувший» представляет в комедии московское дворянское общество, которое придерживается устоявшихся правил и норм жизни. Типичный представитель этого общества - Павел Афанасьевич Фамусов. Он живет по старинке, своим идеалом считает дядю Максима Петровича, который являлся ярким примером вельможи времен императрицы Екатерины. Вот что говорит о нем сам Фамусов:

Он не то на серебре,

На золоте едал; сто человек к услугам;

Весь в орденах; езжал-то вечно цугом;

Век при дворе, да при каком дворе!

Тогда не то, что ныне...

Чацкий считает тот век веком «покорности и страха». Он убежден, что те нравы ушли в прошлое и нынче охотников поподличать «смех страшит и держит стыд в узде».

Однако не так все просто. Традиции минувших дней слишком сильны. Сам Чацкий оказывается их жертвой. Он со своей прямотой, острословием, дерзостью становится возмутителем общественных правил и норм. И общество мстит ему. При первой же встрече с ним Фамусов называет его «карбонарием». Однако в беседе со Скалозубом отзывается о нем неплохо, говорит, что он «малый с головой», «славно пишет, переводит», при этом сожалеет, что Чацкий не служит. Но у Чацкого на этот счет свое мнение: он хочет служить делу, а не лицам. Пока же, видимо, в России это невозможно.

На первый взгляд, может показаться, что конфликт между Фамусовым и Чацким - это конфликт разных поколений, конфликт «отцов» и «детей», но это не так.

Ведь Софья и Молчалин - молодые люди, почти сверстники Чацкого, но они в полной мере принадлежат «веку минувшему». Софья не глупа. Доказательством тому может служить и любовь Чацкого к ней. Но она впитала философию отца и его общества. Ее избранник - Молчалин. Он тоже молод, но тоже дитя той, старой среды. Он полностью поддерживает мораль и нравы старой барской Москвы. И Софья, и Фамусов отзываются о Молчалине хорошо. Последний держит его на службе, «потому что деловой», а Софья резко отвергает нападки Чацкого на ее возлюбленного. Она говорит: Конечно, нет в нем этого ума, Что гений для иных, а для иных чума...

Но для нее ум не главное. Главное же, что Молчалин тих, скромен, услужлив, обезоруживает батюшку молчанием, никого не обидит. В общем, идеальный муж. Можно сказать, качества чудесные, но они лживы. Это лишь маска, за которой скрывается его сущность. Ведь его девиз - умеренность и аккуратность», и он готов «угождать всем людям без изъятья», как учил его батюшка. Он идет настойчиво к своей цели - теплому и денежному местечку. Он играет роль влюбленного лишь потому, что это угодно самой Софье, дочери его хозяина. А Софья видит в нем идеал мужа и смело движется к своей цели, не боясь того, «что станет говорить княгиня Алексевна».

Чацкий, попадая в эту среду после долгого отсутствия, вначале настроен очень доброжелательно. Он стремится сюда, ведь «дым Отечества» ему «сладок и приятен», но этот дым оказывается для него угарным газом. Он встречает стену непонимания, отторжения. Его трагедия заключается в том, что на сцене он один противостоит фамусовскому обществу.

Но в комедии упоминается двоюродный брат Скалозуба, который тоже «чудит» - «службу вдруг оставил», заперся в деревне и книги стал читать, а ведь ему «следовал чин». Есть и племянник княгини Тугоуховской «химик и ботаник» князь Федор. Но есть и Репетилов, который гордится своей причастностью с некоему тайному обществу, вся деятельность которого сводится к «шумим, братец, шумим». Но Чацкий не может стать членом такого секретнейшего союза.

Но понять Чацкого можно. Он переживает трагедию личную, он не находит дружеского сочувствия, он не принят, он отвергнут, он изгнан, но и сам герой не мог бы существовать в таких условиях. «Век нынешний» и «век минувший» сталкиваются в комедии. Время минувшее еще слишком прочно и порождает себе подобных. Но время перемен в лице Чацкого уже настает, хотя еще слишком слабо. "«Век нынешний» сменяет «век минувший», ибо это непреложный закон жизни. Появление Чацких-карбонариев на рубеже исторических эпох естественно и закономерно.

(4)

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Действие пьесы «Горе от ума» начинается утром в доме Павла Афанасьевича Фамусова. Служанка Лиза просыпается и жалуется, что плохо спала. Дело в том, что София, дочь Фамусова, ночью ожидала в гости друга — Алексея Степановича Молчалина, секретаря Фамусова. Лиза должна была проследить, чтобы Фамусов не узнал об этом.

Лиза стучится в дверь комнаты хозяйки, просит поторопиться и попрощаться с Молчалиным, потому что скоро все в доме проснутся. За этим занятием её застаёт Фамусов и начинает с ней заигрывать. Лиза говорит хозяину что опасается, вдруг кто-нибудь зайдёт, например София, которая только что уснула, потому что целую ночь читала. Фамусов удивляется, как можно читать всю ночь, ведь он от чтения засыпает. Затем уходит.

Лиза упрекает Софию вне осторожности, пока та прощается с Молчалиным. В этот момент входит Фамусов. Он интересуется, почему Молчалин пришёл так рано.

Тот отвечает, что только что вернулся с прогулки. Фамусов ругает дочь за то, что она в такой час любезничает с молодым мужчиной. Ведь он так заботился о её воспитании после смерти матери и сам является лучшим примером нравственности.

София говорит, что ей приснился сон: будто она гуляла по лугу, и явился ей молодой человек — скромен, умён, беден. Вдруг они очутились В тёмной комнате, и какие-то силы вместе с её отцом хотят разлучить Софию и этого молодого человека … На этом сон прервался. Фамусов советует ей выбросить из головы всякие глупости и удаляется с Молчалиным.

Лиза просит Софию быть осторожнее. Она считает, что отец не согласится на брак дочери с Молчалиным, ведь он беден и незнатен. Лучшая партия для Софии — полковник Сергей Сергеевич Скалозуб. София говорит, что ни за что не согласится на этот союз: «Мне все равно что за него, что в воду». Лиза вспоминает Александра Андреевича Чацкого, который воспитывался в доме Фамусова и с которым София вместе росла.

София же говорит, что Чацкий уехал далеко и не подаёт о себе никаких вестей. Молчалин рядом, он услужлив, скромен, тих и робок. Тут появляется сам Чацкий. Он только что вернулся из-за границы, где провёл три года. Чацкий рад встрече, но удивлён холодностью Софии. Он интересуется, не влюблена ли она в кого-нибудь. В разговоре с Фамусовым Чацкий восхищается Софией.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Фамусов просит слугу подать ему календарь и вспоминает, в какие дома и к каким знатным людям на этой неделе он должен отправиться с визитом. Появляется Чацкий. Он интересуется, что ответил бы Фамусов, если бы он посватался к Софии. Фамусов говорит, что для начала надо послужить и получить чин.

Умение выслуживаться Фамусов считает самым полезным. Он гордится своим дядей Максимом Петровичем, его богатством и орденами. Максим Петрович как никто другой умел выслуживаться, чем завоевал похвалу и милость самой императрицы. Он специально падал, что вызывало её смех, и за это был чаще других зван на приёмы, получал солидную пенсию и всеобщий почёт.

Чацкий презирает раболепство и обвиняет Фамусова и ему подобных в том, что они судят человека по чинам и богатству. Фамусов испытывает страх из-за непочтительности Чацкого к власть имущим.

К Фамусову приезжает Скалозуб. Фамусов его очень уважает: ведь Скалозуб служит недавно, а уже полковник. Он заискивает перед Скалозубом и пытается ему угодить. Фамусов интересуется, не собирается ли Скалозуб жениться. Они вспоминают двоюродного брата Скалозуба, который имел’ перспективы в карьере, но внезапно бросил все дела и удалился в деревню.

Чацкий присоединяется к разговору. Он клеймит общество, где ценится только чин и богатство, и осуждает помещиков, которые обращаются со своими крепостными, как с имуществом. Преклонение перед мундиром вызывает у него презрение и негодование.

Появляется София, напуганная тем, что Молчалин упал с лошади. Она падает в обморок. Скалозуб уходит, чтобы помочь Молчалину. Лиза и Чацкий приводят Софию в чувство. С Молчалиным всё в порядке. Но Чацкий понимает, кем занято
сердце Софии.

Входят Скалозуб и Молчалин, который только ушиб руку. Скалозуб обещает приехать вечером. Он и Чацкий удаляются.

Молчалин упрекает Софию в неосторожности и излишней откровенности, но героиню не беспокоит мнение окружающих. Молчалина же страшат более всего «злые языки». София обещает сделать вид перед отцом, что она весела и беззаботна, дабы усыпить его бдительность. Она уходит, а Молчалин, оставшись наедине с Лизой, начинает заигрывать с ней, сулит ей подарки в обмен на благосклонность. Лиза упрекает его в двуличности.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Чацкий пытается выяснить у Софии, кто ей больше по сердцу — Молчалин или Скалозуб. София не отвечает прямо, говоря, что ценит Молчалина за кротость нрава и скромность. Чацкий насмехается над Молчалиным и не понимает, как можно восхищаться таким человеком.

Чацкий беседует с Молчалиным, чтобы лучше узнать его. Молчалин гордится такими качествами, как «умеренность и аккуратность». Он похваляется своими богатыми и знатными покровителями. Чацкий высмеивает подобные жизненные принципы.

Вечером в доме Фамусовых намечен бал. Появляются гости. Это супруги Горичи, семейство Тугоуховских, графиня Хрюмина с внучкой, старуха Хлёстова — богатые и влиятельные люди. Гости беседуют.

Чацкий знаком с Горичами – жеманной и кокетливой Натальей Дмитриевной и скучающим Платоном Михайловичем. Он неприятно удивлён тем, как изменился Платон Михайлович, бывший бравый военный, а теперь ленивый и покорный муж.

Дамы расхваливают наряды друг друга и интересуются, кто из гостей-мужчин не женат и обладает ли потенциальный жених чином и состоянием. Антон Антонович Загорецкий, один из гостей, льстит дамам и пытается им услужить. Платон Михайлович называет его мошенником.

Старуха Хлёстова хвастается своей новой служанкой-арапкой. Фамусов любезничает с гостями. Приезжает Скалозуб. Молчалин расхваливает собаку Хлёстовой, чем заслуживает её одобрение.

Поведение Чацкого не отличается почтительностью. Он со всеми насмешлив, ироничен, дерзок. Все возмущены его поведением. Услужливость Молчалина вызывает насмешки Чацкого. София сердится на него. Её случайно обронённая фраза о том, что Чацкий «не в своём уме», мгновенно распространяется среди гостей.

Загорецкий способствует тому, чтобы о сумасшествии Чацкого узнали все приглашённые. Мнимое сумасшествие Чацкого стало главным событием вечера. Чацкому неуютно среди гостей. Он говорит, что недоволен Москвой, и размышляет о встрече с французом, который, оказавшись в России, чувствует себя как на родине.

Чацкий возмущается иностранным влиянием в России и поклонением всему французскому:

Но хуже для меня наш Север во сто крат
С тех пор, как отдал всё в обмен
на новый лад:
И нравы, и язык, и старину святую,
И величавую одежду на другую …

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Бал заканчивается. Гости разъезжаются. Чацкий тоже собирается покинуть дом Фамусова. Он не понимает, почему его сочли сумасшедшим и кто пустил этот слух.

Чацкий случайно становится свидетелем разговора Лизы с Молчалиным. Выясняется, что Молчалин не собирается жениться на Софии и что он её не любит.

Лиза нравится ему гораздо больше, а за Софией он ухаживает только потому, что она дочка Фамусова. София слышит этот разговор. Молчалин пытается вымолить у неё прощение. Но она велит ему немедленно покинуть дом, иначе обо всём расскажет отцу.

Появляется Чацкий. Он упрекает Софию. Она же оправдывается, что не подозревала такой подлости и коварства в Молчалине. Входит Фамусов. Из его речей Чацкий понимает, кто первым назвал его сумасшедшим. Фамусов негодует и грозится отправить дочь в деревню.

Чацкий разочарован. Его надежды не оправдались, а лучшие чувства оскорблены. Он винит Софию в том, что она поддерживала его убеждённость в её любви. Но теперь он не сожалеет об их разрыве. И в Москве ему нет места. Он уезжает отсюда навсегда.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И СМЫСЛ ЗАГЛАВИЯ

«Горе от ума» — комедия в стихах, первое реалистическое произведение русской литературы. Замысел пьесы возник у А. Грибоедова ещё в 1820 году. К этому времени им уже были написаны другие драматические произведения.

Работа над текстом началась в Тифлисе после возвращения писателя из Персии. Летом 1823 года был закочен первый вариант пьесы, но до завершения было ещё далеко. В 1825 году были напечатаны отрывки из 1 и 3 действий комедии. Однако разрешения на постановку в театре автор не получил. Несмотря на это, комедия распространялась в списках и стала широко известна среди просвещённой интеллигенции, которая восторженно приняла произведение. Впервые «Горе от ума» было опубликовано с большими сокращениями в 1833 году, а полностью – лишь в 1861 году.

Первоначально А. Грибоедов задумывал назвать комедию «Горе уму». В таком случае смысл произведения был бы прозрачен: Чацкий, умный человек, противопоставлен окружающему обществу, но в конце концов оказывается отвергнут им. Смысл названия сводился бы к следующему: горе умному человеку среди ограниченных и недалёких людей. Но автор, выбрав другое название, изменил смысл произведения.

Чацкий, считающий себя умным человеком, часто ведёт себя глупо и не замечает очевидного (не может поверить, что София влюблена в Молчалина, не понимает, что другие смеются над ним). С точки зрения Фамусова и его гостей, Чацкий неумный (он не умеет приспосабливаться, не готов лгать, льстить, наушничать, не использует свои способности, чтобы добиться успеха). Он даже прослыл сумасшедшим, во что охотно поверили все действующие лица произведения. Но понятие ума для А. Грибоедова не включает в себя благоразумие (в этом смысле Фамусова тоже можно назвать умным), а подразумевает вольнодумие, просветительские взгляды, новые, отличные от устоявшихся. Чацкий обличает пороки патриархального общества и противопоставляет себя ему. От этого все его беды.

Чацкий страдает не столько от своего ума, сколько от собственного желания изменить мир, сделать его лучше. Поэтому он комичен в фамусовском обществе. Сам автор, определивший жанр своего произведения как комедия, иронизирует над происходящим.

[свернуть]

Традиционно жанр «Горя от ума» определяется как комедия в стихах. Формально пьеса соответствует принципам, предъявляемым к классическому драматическому произведению. Действие происходит в одном месте в пределах одних суток. Герои чётко делятся на положительных и отрицательных, позиция автора прозрачна, а его симпатии сразу угадываются. В основе сюжета — любовная интрига. Однако комедия во многом стала новаторской. Общественный конфликт отодвигает любовную интригу на второй план. В пьесе поднимается множество серьёзных вопросов, способных вызвать жаркие споры и породить глубокие раздумья. Поэтому произведение соединяет в себе черты и комедии характеров, и бытовой комедии, и сатирического произведения.

Пьеса действительно обладает признаками комедии. Здесь есть комические персонажи и ситуации. Комизм также основан на несоответствии представления персонажа о самом себе и тем, кем он является на самом деле. Так, Скалозуб мнит себя значительным и важным, а на самом деле является ограниченным и недалёким. Сам главный герой не комичен. Чацкий, оказавшийся в меньшинстве, кажется побеждённым и непонятым. Он должен отступить, хотя бы на время. В финале нет торжества положительного героя, что обязательно для классической комедии: порок должен быть побеждён добродетелью.

Персонажи, изображённые Грибоедовым, приближены к реальным людям. Они не так однозначны, как кажутся на первый взгляд. Каждый из них наделён как положительными, так и отрицательными качествами. К примеру, София, положительная героиня и возлюбленная Чацкого, несомненно, вызывает симпатию. В то же время она постоянно лжёт, увлечена Молчалиным, понимая его ничтожность. Фамусов, идейный противник Чацкого, не кажется резко отрицательным персонажем. Его несогласие с идеями Чацкого определяется воспитанием и образом жизни, то есть другим поколением.

Сам Чацкий, единственный положительный персонаж, не может не вызывать сочувствия и лёгкого снисхождения из-за того, что не понимает бессмысленности своих тирад перед московским обществом. Таким образом, пьеса, в основе которой лежит комедия нравов, представляет со- бой смешение нескольких жанров.

[свернуть]

ПРОБЛЕМАТИКА

В пьесе затрагиваются самые острые вопросы, волновавшие просвещённое общество того времени: тяжёлое положение русского народа, крепостное право, самодержавная власть, уровень образованности общества, принципы воспитания молодого поколения, чинопочитание, взяточничество и др. Между героями разворачивается настоящий спор о смысле образования, назначении учителей, необходимости знаний. Для Фамусова учителя — это «побродяги», он не видит необходимости обучать детей и излишне заботиться об их развитии. Чацкий критикует низкий уровень образованности московского дворянства, понимая его поверхностность и формальный характер. В произведении изображены картины помещичьего произвола по отношению к крепостным. Один барин, подобный Фамусову, выменял толпу верных слуг на три борзые собаки, другой — продаёт крестьян, разлучая родителей и детей.

Старуха Хлёстова, хвастаясь новой служанкой-арапкой, рассказывает, как совершила это приобретение. В это же время она невероятно нежна с собачкой. Чацкого возмущает, что помещики воспринимают слуг как полезные вещи. Отношение к службе также становится предметом споров. Фамусов воспринимает свои должностные обязанности формально, не вникая в детали и не интересуясь подробностями. Молчалин же хочет выслужиться и относится к службе у Фамусова как к средству достижения своих корыстных целей. Чацкий не признаёт такой подход к своим обязанностям. Он считает, что надо служить делам, на благо Отечества, а не ради чинов, похвалы собственного начальника или одобрения общества. Но не только общественные явления порождают критические высказывания Чацкого.

Личные и семейные отношения, характерные для дворянского общества, также им не принимаются. Супружеские отношения Горичей кажутся Чацкому искусственными и вызывают его иронию. То, что Платон Михайлович оказался под каблуком у жены, непонятно для Чацкого. Подобным образом могли бы выстроиться отношения Софии и Молчалина. Отсутствие у мужа собственного мнения, внешняя покорность, постоянная скука не могут вызывать положительных эмоций у героя. Чацкий оказался выразителем взглядов той части просвещённой интеллигенции, которая не желала мириться с устоявшимся жизненным укладом.

[свернуть]

ОСОБЕННОСТИ КОНФЛИКТА

В произведении две линии – любовная и общественная. Любовный конфликт лежит на поверхности, с него и начинается произведение. Чацкий хочет жениться на Софии, но сталкивается с прохладным отношением её отца. Он узнаёт ещё об одном претенденте на руку Софии, более достойном, по мнению Фамусова, Скалозубе. Кроме него, есть Молчалин, который явно пользуется расположением самой Софии.

Любовная интрига представлена довольно поверхностно. Мы не наблюдаем столкновения и борьбы Чацкого со своим соперником за расположение Софии. Да и финальный отъезд героя связан не только с любовной неудачей. Своеобразие конфликта пьесы в том, что, завязавшись как любовный, он перерастает в общественный. Герои делятся на два неравнозначных лагеря: вся фамусовская Москва и сам Чацкий. Фамусов и его окружение – сторонники патриархальных традиций, привычного образа жизни.

В доме Фамусова всё построено на притворстве: София скрывает свою любовь к Молчалину, Фамусов напускает на себя добродетельный вид, Молчалин притворяется, что любит Софию, хотя делает это из корыстных побуждений. Фамусова поддерживает огромное количество персонажей — его союзников. Это и домочадцы, и гости, и даже герои, о которых просто упоминается, но которые не участвуют в действии. За счёт этого пьеса оказывается довольно плотно «населена» персонажами, хотя основное действие связано с членами одной семьи. Уже само количество персонажей, противопоставленных Чацкому, говорит о неравенстве сил, участвующих в конфликте. Чацкий одинок, и в этом его трагедия.

Общественный конфликт достигает своей кульминации в сцене на балу в доме Фамусова, когда Чацкий оказывается изгоем не только из-за своих взглядов и дерзких речей, а из-за мнимого сумасшествия. Другие герои с готовностью верят в его безумие. Этим оказалось гораздо удобнее объяснить поведение Чацкого, чем вникать в его речи и стараться его понять. Таким образом, все действия Чацкого автоматически становятся бессмысленными для окружающих. Основной конфликт пьесы — столкновение новых прогрессивных взглядов в лице Чацкого со старым патриархальным миром барской Москвы.

[свернуть]

ХАРАКТЕРИСТИКА ЧАЦКОГО

Молодой дворянин Александр Андреевич Чацкий, проведя три года за пределами России, возвращается в Москву, в дом Павла Афанасьевича Фамусова, где воспитывался после смерти родителей. Вспоминая Чацкого, Лиза говорит: Но будь военный, будь он статский, Кто так чувствителен, и весел, и остёр, Как Александр Андреич Чацкий! А София добавляет: «Остёр, умён, красноречив».

Чацкий пылок и горяч, он появляется перед Софией как вихрь и сразу нарушает спокойствие обитателей фамусовского дома. Здесь неуместны его громкая и пылкая речь, бурная радость, смех, искренность. Порывистость и энтузиазм Чацкого смущает и других героев. Из уст Фамусова звучат слова: «опасный человек», «властей не признаёт», «вольность хочет проповедать». Чацкий опасен в обществе, где надо выслуживаться, притворяться и лгать. Речь Чацкого, в первую очередь, свидетельствует о его образованности и начитанности. Он цитирует Державина (И дым Отечества нам сладок и приятен!), ссылается на образы мировой литературы (Минерва, Амур, Нестор), в его речи встречаются как старославянизмы и слова высокого стиля (алчущий, искания, давиче), так и романтические патетические выражения (без памяти люблю, я у ваших ног). Речь Чацкого эмоциональна, богата сравнениями, метафорами, совмещает возвышенную и сугубо разговорную лексику (черномазенький, хрипун, удавленник).

Взгляды Чацкого свойственны передовому человеку. Они могут показаться идеалистическими и наивными. Чацкий считает, что надо служить делу, а не начальнику, что происхождение и богатство не делают человека лучше, а поверхностная образованность — умнее. Разум подсказывает Чацкому, что необходимо бежать из дома Фамусова, но сердце говорит о любви к Софии. Он не может смириться с её привязанностью к Молчалину. Чацкому неясно, что же такая умная девушка нашла в Молчалине, как она могла полюбить такого ничтожного и мелкого человека, такую пустую личность.

Чацкий — человек действия, энтузиаст, энергичный и активный. Но в фамусовской Москве он никому не нужен, потому что его идеи не находят отклика, он лишь мешает, пытается нарушить привычный жизненный уклад.

[свернуть]

ХАРАКТЕРИСТИКА ФАМУСОВА

Фамусов Павел Афанасьевич — управляющий в казённом месте, отец Софии, вдовец. Всё действие комедии разворачивается в его доме. Фамусов — противник просвещения.

Всё новое и прогрессивное воспринимается им враждебно. Это угроза его благополучию и размеренной жизни. Учителей называет «побродягами» и не понимает, зачем их вообще нанимают: Берём же побродяг и в дом и по билетам, Чтоб наших дочерей всему учить, всему, И танцам, и ленью, и нежностям, и вздохам, Как будто в жёны их готовим скоморохам. Книги нагоняют на него тоску и сон: Ей сна нет от французских книг, А мне от русских больно спится. Жениха для дочери Фамусов подбирает, основываясь исключительно на положении в обществе и богатстве (Желал бы зятя он с звездами да с чинами …). Состоятельный полковник Скалозуб — идеальная кандидатура в женихи. Фамусов говорит дочери: Кто беден, тот тебе не пара. На бал к Фамусову приглашены лишь богатые и знатные люди.

Героя, самого не слишком родовитого, заботит собственное положение в обществе. После скандала с Молчалиным Фамусов больше всего сокрушается о том, что станет говорить княгиня Марья Алексевна! Фамусов — лицемер и ханжа. Внушая дочери высокие моральные идеалы и позиционируя себя поборником нравственности, сам заигрывает со служанкой Лизой, которая пытается отшутиться: Пустите, ветренники сами, Оnомнитесь, вы старики …

К службе Фамусов относится формально, не вникая в детали и не интересуясь подробностями. Получить чин — вот главная цель службы. О пользе обществу и Отечеству он и не думает: А у меня что дело, что не дело, Обычай мой такой: Подписано, так с плеч долой. Фамусов — представитель патриархального московского дворянства. Его взгляды на просвещение, образование, поведение в обществе, отношение к службе были характерны для большинства дворян и помещиков того времени.

[свернуть]

ХАРАКТЕРИСТИКА СКАЛОЗУБА

Скалозуб Сергей Сергеевич — полковник, хороший знакомый Фамусова, кандидат в женихи Софии. Он ещё молод, но уже имеет чин. К тому же весьма богат: Вот, например, полковник Скалозуб: И золотой мешок, и метит в генералы. Когда Скалозуб появляется в доме Фамусова, хозяин начинает лебезить перед ним и заискивать: Сергей Сергеич дорогой, Кладите шляпу, сденьте шпагу, Вот вам софа, раскиньтесь на nокой.

Скалозуб обладает всеми качествами, подходящими для идеального жениха. Он солиден, знатен, богат, имеет завидный чин, перспективы. Однако чин – та единственная цель, к которой Скалозуб стремится: Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы; Об них как истинный философ я сужу, Мне только бы досталось в генералы. Скалозуб ограниченный и грубый. Это пример настоящего солдафона. София приходит в ужас при мысли о том, что он может быть её женихом: Куда как мил! и весело мне страх Выслушивать о фрунте и рядах. Он слова умного не выговорил сроду, — Мне всё равно что за него, что в воду. Скалозубу противопоставлен другой представитель армейского сословия. Вместе с Фамусовым они обсуждают двоюродного брата Скалозуба, тоже военного. Он был таким же служакой, как и Скалозуб, получал награды и чины.

Однако вдруг оставил службу и удалился в деревню: Чин следовал ему: он службу вдруг оставил, В деревне книги стал читать. Скалозуб и Фамусов искренне удивлены и не понимают, почему человек вдруг оставил перспективную карьеру, отошёл от дел, начал читать книги, размышлять. Фамусов находится в недоумении от поведения родственника Скалозуба, но от всей души одобряет поведение самого Сергея Сергеевича: Вот молодость! — читать! .. а после хвать! .. Вы повели себя исправно, Давно полковники, а служите недавно. Подобные решения в обществе Фамусова и Скалозуба неприемлемы. Образ Скалозуба сатирический. Он олицетворяет имперскую армию с её ретроградными порядками, муштрой, чинопочитанием и слепым подчинением.

[свернуть]

ХАРАКТЕРИСТИКА МОЛЧАЛИНА

Молчалин Алексей Степанович — молодой человек, секретарь Фамусова, живущий у него в доме. Взят Фамусовым (хотя он старается пристраивать исключительно родственников и знакомых) из Твери за исполнительность и аккуратность. Фамилия Молчалина говорит сама за себя: молчать — основное его качество, которое, тем не менее, скрывает многие другие отрицательные черты.

Молчалин ухаживает за Софией из-за положения и связей её отца. Он ловко обманывает девушку, выдавая себя за чувствительного и робкого молодого человека: Молчалин за других себя забыть готов, Враг дерзости, — всегда застенчиво, несмело, Ночь целую с кем можно так провесть? Сидим, а на дворе давно уж побелело … Робость Молчалина противопоставлена горячности Чацкого, которая пугает и смущает Софию. Молчалин же, наоборот, тих, скромен, сентиментален: Возьмёт он руку, к сердцу жмёm, Из глубины души вздохнёт, Ни слова вольного, и так вся ночь nроходит, рука с рукой, и глаз с меня не сводит … Чацкий относится к Молчалину с насмешкой и лёгким презрением, не воспринимая его как соперника в борьбе за сердце девушки: Бывало, песенок где новеньких тетрадь Увидит, nристаёт: пожалуйте списать. А впрочем, он дойдёт до степеней известных, Ведь нынче любят бессловесных.

На балу Молчалин проявляет свою услужливость перед высокородными гостями Фамусова, чем вызывает пре- зрение Чацкого. В действиях Молчалина проявляется его преклонение перед чинами и богатством. Истинное лицо Молчалина читатель видит в сценах, когда он оказывается наедине с Лизой. Он уже не робеет и признаётся, почему ухаживает за Софией, излагая свою жизненную философию: Мне завещал отец: Во-первых, угождать всем людям без изъятья, Хозяину, где доведётся жить, Начальнику, с кем буду я служить, Слуге его, который чистит платья, Швейцару, дворнику, для избежанья зла, Собаке дворника, чтоб ласкова была. Узнав о двуличии Молчалина, София прогоняет его.

[свернуть]

ХАРАКТЕРИСТИКА СОФИИ

София Павловна Фамусова — дочь Фамусова, молодая девушка. Она тайно встречается с отцовским секретарём Молчалиным, привлечённая его показной скромностью и услужливостью. Чацкий отмечает, что София очень похорошела, но не только этим она привлекает Чацкого. Сама героиня не отличается робостью и кротким нравом. София умна, находчива, смела. Она не боится проявлять свои чувства к Молчалину, однако старается скрыть их от отца. София обладает сильным характером, умом, чувством юмора.

Это страстная, пылкая и бескорыстная натура. Её не интересует богатый Скалозуб. София влюблена в Молчалина, хотя у него нет ни титула, ни состояния. Она не боится общественного осуждения, открыта и искрен на в своих чувствах. Вместе с тем София — порождение фамусовского общества. Ложь и лицемерие — это та атмосфера, в которой она выросла. Понимая, что Молчалин никогда не будет принят её отцом в качестве жениха, она скрывает свою любовь. София приспосабливается к обстановке, в которой живёт. Она скрывает своего возлюбленного, лжёт отцу, избегает объяснения с Чацким. Вероятно, воспитанная в атмосфере патриархального быта, София и не могла бы вырасти другой. Она не получила глубокого и всестороннего образования (хотя любит читать).

Дни героини занимали бесконечные балы и танцы в обществе людей, подобных гостям Фамусова. Характер Софии формировался в атмосфере лжи и притворства. Даже узнав о двуличности Молчалина, София приказывает ему удалиться, пока никто ничего не узнал. Она радуется, что открыла правду под покровом ночи, без свидетелей: Сама довольна тем, что ночью всё узнала, Нет укоряющих свидетелей в глазах, Как давиче, когда я в обморок упала, Здесь Чацкий был …

Именно София со злости пускает слух о сумасшествии Чацкого, бросая небрежную фразу: «Он не в своём уме». Это она способствовала его отчуждению от всего общества, все гости без исключения отворачиваются от него. Даже София, по натуре своей положительная, доброжелательная и честная, оказывается неспособной понять Чацкого и откликнуться на призывы, вдохновиться его идеями.

[свернуть]

ФАМУСОВСКАЯ МОСКВА

В пьесе отражена непримиримая борьба между консервативным поместным дворянством и чиновничеством, с одной стороны, и прогрессивной интеллигенцией — с другой. Барская Москва представлена не только в образах Фамусова, Скалозуба и Молчалина. Перед нами проносится вереница образов гостей Фамусова: Горичи, князья Тугоуховские, графиня Хрюмина с внучкой, старуха Хлёстова.

Они собираются у Фамусова на балу. Здесь гордятся знатной фамилией, кичатся чинами и титулами. Дамы кокетливы и жеманны, матушки присматривают потенциальных женихов для своих дочерей. Старухи ворчливы и высокомерны. Наталья Дмитриевна ведёт с Чацким светские беседы. Муж для неё – повод похвастаться, предмет, который приятно выставить напоказ. Платон Михайлович, которого Чацкий знал раньше, теперь проводит время в праздности и скуке. Княжны Тугоуховские присматривают женихов. Хлёстова ворчит и всех поучает. Это патриархальная Москва, привыкшая жить так, как завещали отцы: неторопливо, привычно, по-старому. И Чацкий со своими идеями не способен изменить веками сложившийся уклад.

[свернуть]

ЯЗЫК КОМЕДИИ

В пьесе «Горе от ума» А. Грибоедов оказался подлинным новатором в отношении языка. Язык становится средством характеристики образов. Правильная речь Чацкого выдаёт его образованность, одновременно перемежается меткими и яркими разговорными словами, усиливающими ироничный характер его высказываний. Только Чацкому свойственны монологи, носящие характер проповедей, Они характеризуют героя как искусного оратора. Главным участником споров с Чацким выступает Фамусов. Его реплики довольно длинны, что подчёркивает его словоохотливость.

Фамусов груб с подчинёнными, обращается к ним на ты, а со Скалозубом елейно любезничает. Романтизм Софии подчёркивается словами высокого стиля, которые могли быть заимствованы из сентиментальных романов. Речь Скалозуба богата «армейской» лексикой, что определяет не только его род деятельности, но и его ограниченность и косность. Молчалин любезно и подобострастно прибавляет к словам частицу -с (сокращение от слова сударь). Большинство персонажей комедии стали нарицательными, а многие их реплики вошли в нашу обыденную речь.

[свернуть]

ПЬЕСА В РУССКОЙ КРИТИКЕ

Комедия «Горе от ума» была невероятно популярна у своих современников и, несомненно, оказала огромное влияние на всю русскую литературу. Произведение вызвало массу откликов и критических высказываний. А. Пушкин был одним из первых, кто высказал о комедии своё мнение в письме А. Бестужеву (1825 г.). Он пишет, что целью Грибоедова было изображение картины нравов. Единственным умным действующим лицом в произведении является сам Грибоедов. Чацкий же, пылкий, благородный и добрый, «перенял» мысли и сатирические замечания писателя.

Пушкин отказывает Чацкому в уме, потому что тот растрачивает слова и чувства перед такими людьми, как Фамусов, Скалозуб и Молчалин. Вместе с тем поэт отмечает истинный талант создателя пьесы. Один из наиболее глубоких анализов пьесы представлен в статье И. Гончарова «Мильон терзаний» (1871). Автор пишет, что пьеса «отличается моложавостью, свежестью и < … > живучестью». Особое внимание он уделяет образу Чацкого, без которого «не было бы самой комедии, а была бы, пожалуй, картина нравов». Гончаров считает его не только умнее других героев. Он пишет, что Чацкий «положительно умён».

Кроме ума, герой обладает чутким сердцем. При этом Чацкий «безукоризненно честен». Он деятельный, и в этом лучше Онегина и Печорина. Критик отмечает, что комедия, начавшаяся с любовной интриги, перерастает в столкновение двух мировоззрений: «века минувшего» и «века нынешнего». В итоге этой неравной борьбы Чацкий и получил свой «мильон терзаний». Он вынужден уехать, не найдя сочувствия. Гончаров подробно анализирует эмоциональное состояние Чацкого, отмечая его внутреннее напряжение на протяжении всего действия. Остроты героя становятся всё более желчными, а замечания — более язвительными. Неравная борьба с фамусовским обществом истощила его. «Он, как раненый, собирает все силы, делает вызов толпе — и наносит удар всем, — но не хватило у него мощи против соединённого врага».

Чацкий — наиболее живой образ в произведении. Это сильная и глубокая натура, которая не может быть исчерпана в комедии. Это страдающий персонаж. «Такова роль всех Чацких, хотя она в то же время и всегда победительная». Не подозревая о своей победе, такие люди «сеют только, а пожинают другие — и в этом их главное страдание, то есть в безнадёжности успеха». Большое внимание Гончаров уделяет сцене бала в доме Фамусова. Вот здесь представлена настоящая комедия — сцены из московской жизни. София, по мнению Гончарова, не так виновата в происходящем. Он отдаёт должное её хорошим инстинктам, её горячности, нежности.

Симпатии Гончарова явно на стороне героини. Недаром он сравнивает её с Татьяной Лариной. София так же, как и Татьяна, сама начинает роман и так же увлечена первым любовным чувством. Выбор Софией Молчалина Гончаров объясняет исключительно случаем. Беда Софии в её воспитании, типичном для девицы благородного происхождения того времени. В статье Гончарова отмечается яркий и самобытный язык пьесы, выделяющий её среди остальных произведений. Такие пьесы «публика знает наизусть», поэтому актёрам в театре надо уделить особое внимание манере произношения реплик. В заключение И. Гончаров подробно описывает игру актёров, разбирает постановку пьесы и даёт указания для тех, кто будет играть в следующих спектаклях.

[свернуть]

АФОРИЗМЫ ГРИБОЕДОВА

Чацкий: Господствует ещё смешенье языков: Французского с нижегородским? Ведь нынче любят бессловесных. Свежо предание, а верится с трудом … Служить бы рад, nрислуживаться тошно. Чины людьми даются, А люди могут обмануться. Дома новы, но предрассудки стары. А судьи кто? Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали! Вон из Москвы! сюда я больше не ездок. Карету мне, карету! Фамусов: Что за комиссия, создатель, Быть взрослой дочери отцом!

Ученье — вот чума … Уж коли зло nресечь: Забрать все книги бы да сжечь. Эй, завяжи на память узелок, Просил я помолчать, не велика услуга. София: Счастливые часов не наблюдают. Молчалин: В мои лета не должно сметь Своё суждение иметь. Ах, злые языки страшнее пистолета. Лиза: Минуй нас пуще всех печалей И барский гнев, и барская любовь.

[свернуть]

4 / 5. 4

Явление 2

Лиза и Фамусов.
Лиза
Ах! барин!

Фамусов
Барин, да.
(Останавливает часовую музыку)
Ведь экая шалунья ты, девчонка.
Не мог придумать я, что это за беда!
То флейта слышится, то будто фортопьяно;
Для Софьи слишком было б рано?..

Лиза
Нет, сударь, я… лишь невзначай…

Фамусов
Вот то-то невзначай, за вами примечай;
Так, верно, с умыслом.
(Жмётся к ней и заигрывает.)
Ой! зелье, баловница.

Лиза
Вы баловник, к лицу ль вам эти лица!

Фамусов
Скромна, а ничего кроме́
Проказ и ветру на уме.

Лиза
Пустите, ветреники сами,
Опомнитесь, вы старики…

Фамусов
Почти.

Лиза
Ну, кто придёт, куда мы с вами?

Фамусов
Кому сюда прийти?
Ведь Софья спит?

Лиза
Сейчас започивала.

Фамусов
Сейчас! А ночь?

Лиза
Ночь целую читала.

Фамусов
Вишь, прихоти какие завелись!

Лиза
Всё по-французски, вслух, читает запершись.

Фамусов
Скажи-ка, что глаза ей портить не годится,
И в чтеньи прок-от не велик:
Ей сна нет от французских книг,
А мне от русских больно спится.

Лиза
Что встанет, доложусь,
Извольте же идти, разбудите, боюсь.

Фамусов
Чего будить? Сама часы заводишь,
На весь квартал симфонию гремишь.

Лиза
(как можно громче)
Да полноте-с!

Фамусов
(зажимает ей рот)
Помилуй, как кричишь.
С ума ты сходишь?

Лиза
Боюсь, чтобы не вышло из того…

Фамусов
Чего?

Лиза
Пора, суда́рь, вам знать, вы не ребёнок;
У девушек сон утренний так тонок;
Чуть дверью скрипнешь, чуть шепнёшь:
Всё слышат…

Фамусов
Всё ты лжёшь.

Фамусов
(торопливо)
Тс!
(Крадётся вон из комнаты на цыпочках.)

Лиза
(одна)
Ушёл… Ах! от господ подалей;
У них беды́ себе на всякий час готовь,
Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь.

Явление 3

Лиза, София со свечкою, за ней Молчалин.

София
Что, Лиза, на тебя напало?
Шумишь…

Лиза
Конечно, вам расстаться тяжело?
До света запершись, и кажется всё мало?

София
Ах, в самом деле рассвело!
(Тушит свечу.)
И свет и грусть. Как быстры ночи!

Лиза
Тужите, знай, со стороны нет мочи,
Сюда ваш батюшка зашёл, я обмерла;
Вертелась перед ним, не помню что врала;
Ну что же стали вы? поклон, суда́рь, отвесьте.
Подите, сердце не на месте;
Смотрите на часы, взгляните-ка в окно:
Валит народ по улицам давно;
А в доме стук, ходьба, метут и убирают.

София
Счастливые часов не наблюдают.

Лиза
Не наблюдайте, ваша власть;
А что в ответ за вас, конечно, мне попасть.

София
(Молчалину)
Идите; целый день ещё потерпим скуку.

Лиза
Бог с вами-с; прочь возьмите руку.

(Разводит их, Молчалин в дверях сталкивается с Фамусовым .)

Явление 4

София, Лиза, Молчалин, Фамусов.

Фамусов
Что за оказия! Молчалин, ты, брат?

Молчалин
Я-с.

Фамусов
Зачем же здесь? и в этот час?
И Софья!.. Здравствуй, Софья, что ты
Так рано поднялась! а? для какой заботы?
И как вас Бог не в пору вместе свёл?

София
Он только что теперь вошёл.

Молчалин
Сейчас с прогулки.

Фамусов
Друг, нельзя ли для прогулок
Подальше выбрать закоулок?
А ты, сударыня, чуть из постели прыг,
С мужчиной! с молодым! - Занятье для девицы!
Всю ночь читает небылицы,
И вот плоды от этих книг!
А всё Кузнецкий мост, и вечные французы,
Оттуда моды к нам, и авторы, и музы:
Губители карманов и сердец!
Когда избавит нас творец
От шляпок их! чепцов! и шпилек! и булавок!
И книжных и бисквитных лавок!..

София
Позвольте, батюшка, кружится голова;
Я от испуги дух перевожу едва;
Изволили вбежать вы так проворно,
Смешалась я…

Фамусов
Благодарю покорно,
Я скоро к ним вбежал!
Я помешал! я испужал!
Я, Софья Павловна, расстроен сам, день целый
Нет отдыха, мечусь как словно угорелый.
По должности, по службе хлопотня,
Тот пристаёт, другой, всем дело до меня!
Но ждал ли новых я хлопот? чтоб был обманут…

София
(сквозь слёзы)
Кем, батюшка?

Фамусов
Вот попрекать мне станут,
Что без толку всегда журю.
Не плачь, я дело говорю:
Уж об твоём ли не радели
Об воспитаньи! с колыбели!
Мать умерла: умел я принанять
В мадам Розье вторую мать.
Старушку-золото в надзор к тебе приставил:
Умна была, нрав тихий, редких правил.
Одно не к чести служит ей:
За лишних в год пятьсот рублей
Сманить себя другими допустила.
Да не в мадаме сила.
Не надобно иного образца,
Когда в глазах пример отца.
Смотри ты на меня: не хвастаю сложеньем,
Однако бодр и свеж, и дожил до седин;
Свободен, вдов, себе я господин…
Монашеским известен поведеньем!..

Лиза
Осмелюсь я, сударь…

Фамусов
Молчать!
Ужасный век! Не знаешь, что начать!
Все умудрились не по ле́там.
А пуще дочери, да сами добряки,
Дались нам эти языки!
Берём же побродяг, и в дом, и по билетам,
Чтоб наших дочерей всему учить, всему -
И танцам! и пенью́! и нежностям! и вздохам!
Как будто в жёны их готовим скоморохам.
Ты, посетитель, что? ты здесь, сударь, к чему?
Безродного пригрел и ввёл в моё семейство,
Дал чин асессора и взял в секретари;
В Москву переведен через моё содейство;
И будь не я, коптел бы ты в Твери.

София
Я гнева вашего никак не растолкую.
Он в доме здесь живёт, великая напасть!
Шёл в комнату, попал в другую.

Фамусов
Попал или хотел попасть?
Да вместе вы зачем? Нельзя, чтобы случайно.

София
Вот в чём однако случай весь:
Как давиче вы с Лизой были здесь,
Перепугал меня ваш голос чрезвычайно,
И бросилась сюда я со всех ног…

Фамусов
Пожалуй, на меня всю суматоху сложит.
Не в пору голос мой наделал им тревог!

София
По смутном сне безделица тревожит.
Сказать вам сон: поймёте вы тогда.

Фамусов
Что за история?

София
Вам рассказать?

Фамусов
Ну да.
(Садится.)

София
Позвольте… видите ль… сначала
Цветистый луг; и я искала
Траву
Какую-то, не вспомню наяву.
Вдруг милый человек, один из тех, кого мы
Увидим - будто век знакомы,
Явился тут со мной; и вкрадчив, и умён,
Но робок… Знаете, кто в бедности рождён…

Фамусов
Ах! матушка, не довершай удара!
Кто беден, тот тебе не пара.

София
Потом пропало всё: луга и небеса. -
Мы в тёмной комнате. Для довершенья чуда
Раскрылся пол - и вы оттуда
Бледны, как смерть, и дыбом волоса!
Тут с громом распахнули двери
Какие-то не люди и не звери
Нас врознь - и мучили сидевшего со мной.
Он будто мне дороже всех сокровищ,
Хочу к нему - вы тащите с собой:
Нас провожают стон, рёв, хохот, свист чудовищ!
Он вслед кричит!..
Проснулась. - Кто-то говорит, -
Ваш голос был; что́, думаю, так рано?
Бегу сюда - и вас обоих нахожу.

Фамусов
Да, дурен сон; как погляжу.
Тут всё есть, коли нет обмана:
И черти, и любовь, и страхи, и цветы.
Ну, сударь мой, а ты?

Фамусов
Забавно.
Дался им голос мой, и как себе исправно
Всем слышится, и всех сзывает до зари!
На голос мой спешил, зачем же? - говори.

Молчалин
С бумагами-с.

Фамусов
Да! их недоставало.
Помилуйте, что это вдруг припало
Усердье к письменным делам!
(Встаёт.)
Ну, Сонюшка, тебе покой я дам:
Бывают странны сны, а наяву страннее;
Искала ты себе травы,
На друга набрела скорее;
Повыкинь вздор из головы;
Где чудеса, там мало складу. -
Поди-ка, ляг, усни опять.
(Молчалину.)
Идём бумаги разбирать.

Молчалин
Я только нёс их для докладу,
Что в ход нельзя пустить без справок, без иных,
Противуречья есть, и многое не дельно.

Фамусов
Боюсь, суда́рь, я одного смертельно,
Чтоб множество не накоплялось их;
Дай волю вам, оно бы и засело;
А у меня, что дело, что не дело,
Обычай мой такой:
Подписано, так с плеч долой.

(Уходит с Молчалиным, в дверях пропускает его вперёд.)

Явление 5

София, Лиза.

Лиза
Ну вот у праздника! ну вот вам и потеха!
Однако нет, теперь уж не до смеха;
В глазах темно, и замерла душа;
Грех не беда, молва не хороша.

София
Что́ мне молва? Кто хочет, так и судит,
Да батюшка задуматься принудит:
Брюзглив, неугомонен, скор,
Таков всегда, а с этих пор…
Ты можешь посудить…

Лиза
Сужу-с не по рассказам;
Запрёт он вас; - добро ещё со мной;
А то, помилуй Бог, как разом
Меня, Молчалина и всех с двора долой.

София
Подумаешь, как счастье своенравно!
Бывает хуже, с рук сойдёт;
Когда ж печальное ничто на ум нейдёт,
Забылись музыкой, и время шло так плавно;
Судьба нас будто берегла;
Ни беспокойства, ни сомненья…
А горе ждёт из-за угла.

Лиза
Вот то-то-с, моего вы глупого сужденья
Не жалуете никогда:
Ан вот беда.
На что вам лучшего пророка?
Твердила я: в любви не будет в этой прока
Ни во веки веков.
Как все московские, ваш батюшка таков:
Желал бы зятя он с звёздами да с чинами,
А при звездах не все богаты, между нами;
Ну, разумеется, к тому б
И деньги, чтоб пожить, чтоб мог давать он балы;
Вот, например, полковник Скалозуб:
И золотой мешок, и метит в генералы.

София
Куда как мил! и весело мне страх
Выслушивать о фрунте и рядах;
Он слова умного не выговорил сроду, -
Мне всё равно, что за него, что в воду.

Лиза
Да-с, так сказать, речист, а больно не хитёр;
Но будь военный, будь он статский,
Кто так чувствителен, и весел, и остёр,
Как Александр Андреич Чацкий!
Не для того, чтоб вас смутить;
Давно прошло, не воротить,
А помнится…

София
Что помнится? Он славно
Пересмеять умеет всех;
Болтает, шутит, мне забавно;
Делить со всяким можно смех.

Лиза
И только? будто бы? - Слезами обливался,
Я помню, бедный он, как с вами расставался. -
«Что, сударь, плачете? живите-ка смеясь…»
А он в ответ: «Недаром, Лиза, плачу:
Кому известно, что́ найду я воротясь?
И сколько, может быть, утрачу!»
Бедняжка будто знал, что года через три…

София
Послушай, вольности ты лишней не бери.
Я очень ветрено, быть может, поступила,
И знаю, и винюсь; но где же изменила?
Кому? чтоб укорять неверностью могли.
Да, с Чацким, правда, мы воспитаны, росли;
Привычка вместе быть день каждый неразлучно
Связала детскою нас дружбой; но потом
Он съехал, уж у нас ему казалось скучно,
И редко посещал наш дом;
Потом опять прикинулся влюблённым,
Взыскательным и огорчённым!!.
Остёр, умён, красноречив,
В друзьях особенно счастлив,
Вот об себе задумал он высоко…
Охота странствовать напала на него,
Ах! если любит кто кого,
Зачем ума искать и ездить так далёко?

Лиза
Где носится? в каких краях?
Лечился, говорят, на кислых он водах,
Не от болезни, чай, от скуки, - повольнее.

София
И, верно, счастлив там, где люди посмешнее.
Кого люблю я, не таков:
Молчалин за других себя забыть готов,
Враг дерзости, - всегда застенчиво, несмело,
Ночь целую с кем можно так провесть!
Сидим, а на дворе давно уж побелело,
Как думаешь? чем заняты?

Лиза
Бог весть,
Сударыня, моё ли это дело?

София
Возьмёт он руку, к сердцу жмёт,
Из глубины души вздохнёт,
Ни слова вольного, и так вся ночь проходит,
Рука с рукой, и глаз с меня не сводит. -
Смеёшься! можно ли! чем повод подала
Тебе я к хохоту такому?

Лиза
Мне-с?.. ваша тётушка на ум теперь пришла,
Как молодой француз сбежал у ней из дому,
Голубушка! хотела схоронить
Свою досаду, не сумела:
Забыла волосы чернить,
И через три дни поседела.
(Продолжает хохотать.)

София
(с огорчением)
Вот так же обо мне потом заговорят.

Лиза
Простите, право, как Бог свят,
Хотела я, чтоб этот смех дурацкий
Вас несколько развеселить помог.

София
Вот вас бы с тётушкою свесть,
Чтоб всех знакомых перечесть.

Чацкий
А тётушка? всё девушкой, Минервой?
Всё фрейлиной Екатерины Первой?
Воспитанниц и мосек полон дом?
Ах! к воспитанью перейдём.
Что нынче, так же, как издревле,
Хлопочут набирать учителей полки,
Числом поболее, ценою подешевле?
Не то чтобы в науке далеки;
В России, под великим штрафом,
Нам каждого признать велят
Историком и геогра́фом!
Наш ментор, помните колпак его, халат,
Перст указательный, все признаки ученья
Как наши робкие тревожили умы,
Как с ранних пор привыкли верить мы,
Что нам без немцев нет спасенья! -
А Гильоме, француз, подбитый ветерком?
Он не женат ещё?

София
На ком?

Чацкий
Хоть на какой-нибудь княгине,
Пульхерии Андревне, например?

София
Танцмейстер! можно ли!

Чацкий
Что ж? он и кавалер.
От нас потребуют с именьем быть и в чине,
А Гильоме!.. - Здесь нынче тон каков
На съездах, на больших, по ппамииираздникам приходским?
Господствует ещё смешенье языков:
Французского с нижегородским?

София
Смесь языков?

Чацкий
Да, двух, без этого нельзя ж.

Лиза
Но мудрёно из них один скроить, как ваш.

Чацкий
По крайней мере, не надутый.
Вот новости! - я пользуюсь минутой,
Свиданьем с вами оживлён,
И говорлив; а разве нет времён,
Что я Молчалина глупее? Где он, кстати?
Ещё ли не сломил безмолвия печати?
Бывало, песенок где новеньких тетрадь
Увидит, пристаёт: пожалуйте списать.
А впрочем, он дойдёт до степеней известных,
Ведь нынче любят бессловесных .

София
(в сторону)
Не человек, змея!
(Громко и принуждённо.)
Хочу у вас спросить:
Случалось ли, чтоб вы, смеясь? или в печали?
Ошибкою? добро о ком-нибудь сказали?
Хоть не теперь, а в детстве, может быть.

Чацкий
Когда всё мягко так? и нежно, и незрело?
На что же так давно? вот доброе вам дело:
Звонками только что гремя
И день и ночь по снеговой пустыне,
Спешу к вам голову сломя.
И как вас нахожу? в каком-то строгом чине!
Вот полчаса холодности терплю!
Лицо святейшей богомолки!..
И всё-таки я вас без памяти люблю. -
(Минутное молчание.)
Послушайте, ужли слова мои все колки?
И клонятся к чьему-нибудь вреду?
Но если так: ум с сердцем не в ладу.
Я в чудаках иному чуду
Раз посмеюсь, потом забуду:
Велите ж мне в огонь: пойду как на обед.

София
Да, хорошо - сгорите, если ж нет?

Явление 8

София, Лиза, Чацкий, Фамусов.

Фамусов
Вот и другой!

София
Ах, батюшка, сон в руку.
(Уходит.)

Явление 9

Фамусов, Чацкий (смотрит на дверь, в которую София вышла).

Фамусов
Ну выкинул ты штуку!
Три года не писал двух слов!
И грянул вдруг, как с облаков.
(Обнимаются.)
Здорово, друг, здорово, брат, здорово.
Рассказывай, чай, у тебя готово
Собранье важное вестей?
Садись-ка, объяви скорей.
(Садятся)

Чацкий
(рассеянно)
Как Софья Павловна у вас похорошела!

Фамусов
Вам людям молодым, другого нету дела,
Как замечать девичьи красоты:
Сказала что-то вскользь, а ты,
Я чай, надеждами занёсся, заколдован.

Чацкий
Ах! нет, надеждами я мало избалован.

Фамусов
«Сон в руку» мне она изволила шепнуть.
Вот ты задумал…

Чацкий
Я? - Ничуть.

Фамусов
О ком ей снилось? что такое?

Чацкий
Я не отгадчик снов.

Фамусов
Не верь ей, всё пустое.

Чацкий
Я верю собственным глазам;
Век не встречал, подписку дам.
Чтоб было ей хоть несколько подобно!

Фамусов
Он всё своё. Да расскажи подробно,
Где был? скитался столько лет!
Откудова теперь?

Чацкий
Теперь мне до того ли!
Хотел объехать целый свет,
И не объехал сотой доли.
(Встаёт поспешно.)
Простите; я спешил скорее видеть вас,
Не заезжал домой. Прощайте! Через час
Явлюсь, подробности малейшей не забуду;
Вам первым, вы потом рассказывайте всюду.
(В дверях.)
Как хороша!

Чацкий
Нет, нынче свет уж не таков.

Фамусов
Опасный человек!

Чацкий
Вольнее всякий дышит
И не торопится вписаться в полк шутов.

Фамусов
Что говорит! и говорит, как пишет!

Чацкий
У покровителей зевать на потолок,
Явиться помолчать, пошаркать, пообедать,
Подставить стул, поднять платок.

Фамусов
Он вольность хочет проповедать!

Чацкий
Кто путешествует, в деревне кто живёт…

Фамусов
Да он властей не признаёт!

Чацкий
Кто служит делу, а не лицам…

Фамусов
Строжайше б запретил я этим господам
На выстрел подъезжать к столицам.

Чацкий
Я наконец вам отдых дам…

Фамусов
Терпенья, мочи нет, досадно.

Чацкий
Ваш век бранил я беспощадно,
Предоставляю вам во власть:
Откиньте часть,
Хоть нашим временам впридачу;
Уж так и быть, я не поплачу.

Фамусов
И знать вас не хочу, разврата не терплю.

Чацкий
Я досказал.

Фамусов
Добро, заткнул я уши.

Чацкий
На что ж? я их не оскорблю.

Фамусов
(скороговоркой)
Вот рыскают по свету, бьют баклуши,
Воротятся, от них порядка жди.

Чацкий
Я перестал…

Фамусов
Пожалуй, пощади.

Чацкий
Длить споры не моё желанье.

Фамусов
Хоть душу отпусти на покаянье!

Явление 3

Слуга
(входит)
Полковник Скалозуб.

Фамусов
(ничего не видит и не слышит)
Тебя уж упекут.
Под суд, как пить дадут.

Чацкий
Пожаловал к вам кто-то на́ дом.

Фамусов
Не слушаю, под суд!

Чацкий
К вам человек с докладом.

Фамусов
Не слушаю, под суд! под суд!

Чацкий
Да обернитесь, вас зовут.

Фамусов
(оборачивается)
А? бунт? ну так и жду содома.

Слуга
Полковник Скалозуб. Прикажете принять?

Фамусов
(встаёт)
Ослы! сто раз вам повторять?
Принять его, позвать, просить, сказать, что дома,
Что очень рад. Пошёл же, торопись.
(Слуга уходит.)
Пожало-ста, сударь, при нём остерегись:
Известный человек, солидный,
И знаков тьму отличья нахватал;
Не по летам и чин завидный,
Не нынче завтра генерал.
Пожало-ста, при нём веди себя скромненько.
Эх! Александр Андреич, дурно, брат!
Ко мне он жалует частенько;
Я всякому, ты знаешь, рад;
В Москве прибавят вечно втрое:
Вот будто женится на Сонюшке. Пустое!
Он, может быть, и рад бы был душой,
Да надобности сам не вижу я большой
Дочь выдавать ни завтра, ни сегодня;
Ведь Софья молода. А впрочем, власть господня.
Пожало-ста, при нём не спорь ты вкривь и вкось,
И завиральные идеи эти брось.
Однако нет его! какую бы причину…
А! знать, ко мне пошёл в другую половину.

Фамусов
Любезный человек, и посмотреть - так хват,
Прекрасный человек двоюродный ваш брат.

Скалозуб
Но крепко набрался каких-то новых правил.
Чин следовал ему: он службу вдруг оставил,
В деревне книги стал читать.

Скалозуб
Довольно счастлив я в товарищах моих,
Вакансии как раз открыты:
То старших выключат иных,
Другие, смотришь, перебиты.

Фамусов
Да, чем кого господь поищет, вознесёт!

Скалозуб
Бывает, моего счастливее везёт.
У нас в пятнадцатой дивизии, не дале.
Об нашем хоть сказать бригадном генерале.

Фамусов
Помилуйте, а вам чего недостаёт?

Скалозуб
Не жалуюсь, не обходили,
Однако за полком два года поводили.

Фамусов
В погонь ли за полком?
Зато, конечно, в чём другом
За вами далеко тянуться.

Скалозуб
Нет-с, ста́рее меня по корпусу найдутся,
Я с восемьсот девятого служу;
Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы;
Об них как истинный философ я сужу:
Мне только бы досталось в генералы.

Фамусов
И славно судите, дай Бог здоровье вам
И генеральский чин; а там
Зачем откладывать бы дальше,
Речь завести об генеральше?

Скалозуб
Жениться? я ничуть не прочь.

Фамусов
Что ж? у кого сестра, племянница есть, дочь;
В Москве ведь нет невестам перевода;
Чего? плодятся год от года;
А, батюшка, признайтесь, что едва
Где сыщется столица, как Москва.

Скалозуб
Дистанции огромного размера.

Фамусов
Вкус, батюшка, отменная манера;
На всё свои законы есть:
Вот, например, у нас уж исстари ведётся,
Что по отцу и сыну честь;
Будь плохенький, да если наберётся
Душ тысячки две родовых, -
Тот и жених.
Другой хоть прытче будь, надутый всяким чванством,
Пускай себе разумником слыви,
А в се́мью не включат. На нас не подиви.
Ведь только здесь ещё и дорожат дворянством.
Да это ли одно? возьмите вы хлеб-соль:
Кто хочет к нам пожаловать - изволь;
Дверь отперта для званых и незваных,
Особенно из иностранных;
Хоть честный человек, хоть нет,
Для нас равнехонько, про всех готов обед.
Возьмите вы от головы до пяток,
На всех московских есть особый отпечаток.
Извольте посмотреть на нашу молодёжь,
На юношей - сынков и вну́чат;
Журим мы их, а если разберёшь,
В пятнадцать лет учителей научат!
А наши старички? - Как их возьмёт задор,
Засудят об делах, что слово - приговор, -
Ведь столбовые всё, в ус никого не дуют;
И об правительстве иной раз так толкуют,
Что, если б кто подслушал их… беда!
Не то, чтоб новизны вводили, - никогда,
Спаси нас боже! Нет. А придерутся
К тому, к сему, а чаще ни к чему,
Поспорят, пошумят, и… разойдутся.
Прямые канцлеры в отставке - по уму!
Я вам скажу, знать время не приспело,
Но что без них не обойдётся дело. -
А дамы? - сунься кто, попробуй овладей;
Судьи́ всему, везде, над ними нет судей;
За картами когда восстанут общим бунтом,
Дай Бог терпение, - ведь сам я был женат.
Скомандовать велите перед фрунтом!
Присутствовать пошлите их в Сенат!
Ирина Власьевна! Лукерья Алексевна!
Татьяна Юрьевна! Пульхерия Андревна!
А дочек кто видал, - всяк голову повесь…
Его величество король был прусский здесь;
Дивился не путём московским он девицам,
Их благонравью, а не лицам;
И точно, можно ли воспитаннее быть!
Умеют же себя принарядить
Тафтицей, бархатцем и дымкой,
Словечка в простоте не скажут, всё с ужимкой;
Французские романсы вам поют
И верхние выводят нотки,
К военным людям так и льнут,
А потому, что патриотки.
Решительно скажу: едва
Другая сыщется столица, как Москва.

Скалозуб
По моему сужденью,
Пожар способствовал ей много к украшенью.

Фамусов
Не поминайте нам, уж мало ли крехтят!
С тех пор дороги, тротуары,
Дома и всё на новый лад.

Чацкий
Дома новы́, но предрассудки стары.
Порадуйтесь, не истребят
Ни годы их, ни моды, ни пожары.

Фамусов
(Чацкому)
Эй, завяжи на память узелок;
Просил я помолчать, не велика услуга.
(Скалозубу.)
Позвольте, батюшка. Вот-с - Чацкого, мне друга,
Андрея Ильича покойного сынок:
Не служит, то есть в том он пользы не находит,
Но захоти - так был бы деловой.
Жаль, очень жаль, он малый с головой,
И славно пишет, переводит.
Нельзя не пожалеть, что с эдаким умом…

Чацкий
Нельзя ли пожалеть об ком-нибудь другом?
И похвалы мне ваши досаждают.

Фамусов
Не я один, все также осуждают.

Чацкий
А судьи кто? - За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забыты́х газет
Времён Очаковских и покоренья Крыма;
Всегда готовые к журьбе,
Поют все песнь одну и ту же,
Не замечая об себе:
Что старее, то хуже.
Где? укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве,
И где не воскресят клиенты-иностранцы
Прошедшего житья подлейшие черты.
Да и кому в Москве не зажимали рты
Обеды, ужины и танцы?
Не тот ли, вы к кому меня ещё с пелен,
Для замыслов каких-то непонятных,
Дитей возили на поклон?
Тот Нестор негодяев знатных,
Толпою окружённый слуг;
Усердствуя, они в часы вина и драки
И честь, и жизнь его не раз спасали: вдруг
На них он выменял борзые три собаки!!!
Или вон тот ещё, который для затей
На крепостной балет согнал на многих фурах
От матерей, отцов отторженных детей?!
Сам погружён умом в Зефирах и в Амурах,
Заставил всю Москву дивиться их красе!
Но должников не согласил к отсрочке:
Амуры и Зефиры все
Распроданы поодиночке!!!
Вот те, которые дожили до седин!
Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!
Вот наши строгие ценители и судьи!
Теперь пускай из нас один,
Из молодых людей, найдётся - враг исканий,
Не требуя ни мест, ни повышенья в чин,
В науки он вперит ум, алчущий познаний;
Или в душе его сам Бог возбудит жар
К искусствам творческим, высоким и прекрасным, -
Они тотчас: разбой! пожар!
И прослывёт у них мечтателем! опасным!! -
Мундир! один мундир! он в прежнем их быту
Когда-то укрывал, расшитый и красивый,
Их слабодушие, рассудка нищету;
И нам за ними в путь счастливый!
И в жёнах, дочерях - к мундиру та же страсть!
Я сам к нему давно ль от нежности отрёкся?!
Теперь уж в это мне ребячество не впасть;
Но кто б тогда за всеми не повлекся?
Когда из гвардии, иные от двора
Сюда на время приезжали, -
Кричали женщины: ура!
И в воздух чепчики бросали!

Фамусов
(про себя)
Уж втянет он меня в беду.
(Громко.)
Сергей Сергеич, я пойду
И буду ждать вас в кабинете.

София
Нет, оставайтесь при желаньи.

Явление 9

София, Лиза, Чацкий, Скалозуб, Молчалин (с подвязанною рукою).

Скалозуб
Воскрес и невредим, рука
Ушибена слегка,
И, впрочем, всё фальшивая тревога.

Молчалин
Я вас перепугал, простите ради Бога.

Скалозуб
Ну! я не знал, что будет из того
Вам ирритация. Опро́метью вбежали. -
Мы вздрогнули! - Вы в обморок упали,
И что ж? - весь страх из ничего.

София
(не глядя ни на кого)
Ах! очень вижу, из пустого,
А вся ещё теперь дрожу.

Чацкий
(про себя)
С Молчалиным ни слова!

София
Однако о себе скажу,
Что не труслива. Так бывает,
Карета свалится, - подымут: я опять
Готова сызнова скакать;
Но всё малейшее в других меня пугает,
Хоть нет великого несчастья от того,
Хоть незнакомый мне, - до этого нет дела.

Чацкий
(про себя)
Прощенья просит у него,
Что раз о ком-то пожалела!

Скалозуб
Позвольте, расскажу вам весть:
Княгиня Ласова какая-то здесь есть,
Наездница, вдова, но нет примеров,
Чтоб ездило с ней много кавалеров.
На днях расшиблась в пух, -
Жоке не поддержал, считал он, видно, мух. -
И без того она, как слышно, неуклюжа,
Теперь ребра недостаёт,
Так для поддержки ищет мужа.

София
Ах, Александр Андреич, вот -
Яви́тесь вы вполне великодушны:
К несчастью ближнего вы так неравнодушны.

Чацкий
Да-с, это я сейчас явил,
Моим усерднейшим стараньем,
И прысканьем, и оттираньем,
Не знаю для кого, но вас я воскресил.

(Берёт шляпу и уходит.)

Явление 10

Те же, кроме Чацкого.

София
Вы вечером к нам будете?

Скалозуб
Как рано?

София
Пораньше, съедутся домашние друзья,
Потанцевать под фортепияно, -
Мы в трауре, так балу дать нельзя.

Скалозуб
Явлюсь, но к батюшке зайти я обещался,
Откланяюсь.

София
Прощайте.

Скалозуб
(жмёт руку Молчалину)
Ваш слуга.

Наталья Дмитриевна
Платон Михайлыч мой здоровьем очень слаб.

Чацкий
Здоровьем слаб! Давно ли?

Наталья Дмитриевна
Всё рюматизм и головные боли.

Чацкий
Движенья более. В деревню, в тёплый край.
Будь чаще на коне. Деревня летом - рай.

Наталья Дмитриевна
Платон Михайлыч город любит,
Москву; за что в глуши он дни свои погубит!

Чацкий
Москву и город… Ты чудак!
А помнишь прежнее?

Платон Михайлович
Да, брат, теперь не так…

Наталья Дмитриевна
Ох! мой дружочек!
Здесь так свежо, что мочи нет,
Ты распахнулся весь, и расстегнул жилет.

Платон Михайлович
Теперь, брат, я не тот…

Наталья Дмитриевна
Послушайся разочек,
Мой милый, застегнись скорей.

Платон Михайлович
(хладнокровно)
Сейчас.

Наталья Дмитриевна
Да отойди подальше от дверей,
Сквозной там ветер дует сзади!

Платон Михайлович
Теперь, брат, я не тот…

Наталья Дмитриевна
Мой ангел, ради бога
От двери дальше отойди.

Платон Михайлович
(глаза к небу)
Ах! матушка!

Чацкий
Ну, Бог тебя суди;
Уж точно стал не тот в короткое ты время;
Не в прошлом ли году, в конце,
В полку тебя я знал? лишь утро: ногу в стремя
И носишься на борзом жеребце;
Осенний ветер дуй, хоть спереди, хоть с тыла.

Платон Михайлович
(со вздохом)
Эх! братец! славное тогда житьё-то было.

Явление 7

Те же, Князь Тугоуховский и Княгиня с шестью дочерьми.

Наталья Дмитриевна
(тоненьким голоском)
Князь Пётр Ильич, княгиня, боже мой!
Княжна Зизи! Мими!
(Громкие лобызания, потом усаживаются и осматривают одна другую с головы до ног.)

1-я княжна
Какой фасон прекрасный!

2-я княжна
Какие складочки!

1-я княжна
Обшито бахромой.

Наталья Дмитриевна
Нет, если б видели, мой тюрлюрлю атласный!

3-я княжна
Какой эшарп cousin мне подарил!

4-я княжна
Ах! да, барежевый!

5-я княжна
Ах! прелесть!

6-я княжна
Ах! как мил!

Княгиня
Сс! - Кто это в углу, взошли мы, поклонился?

Наталья Дмитриевна
Приезжий, Чацкий.

Княгиня
От-став-ной?

Наталья Дмитриевна
Да, путешествовал, недавно воротился.

Княгиня
И хо-ло-стой?

Наталья Дмитриевна
Да, не женат.

Княгиня
Князь, князь, сюда. - Живее.

Князь
(к ней оборачивает слуховую трубку)
О-хм!

Княгиня
К нам на́ вечер, в четверг, проси скорее
Натальи Дмитревны знакомого: вон он!

Князь
И-хм!
(Отправляется, вьётся около Чацкого и покашливает)

Княгиня
Вот то-то детки:
Им бал, а батюшка таскайся на поклон;
Танцовщики ужасно стали редки!..
Он камер-юнкер?

Наталья Дмитриевна
Нет.

Княгиня
Бо-гат?

Наталья Дмитриевна
О! нет!

Княгиня
(громко, что есть мочи)
Князь, князь! Назад!

Явление 8

Те же и Графини Хрюмины: бабушка и внучка.

Графиня-внучка
Ах! grand’maman! Ну кто так рано приезжает!
Мы первые!
(Пропадает в боковую комнату.)

Княгиня
Вот нас честит!
Вот первая, и нас за никого считает!
Зла, в девках целый век, уж Бог её простит.

Графиня-внучка
(вернувшись, направляет на Чацкого двойной лорнет)
Мсьё Чацкий! вы в Москве! как были, все такие?

Чацкий
На что меняться мне?

Графиня-внучка
Вернулись холостые?

Чацкий
На ком жениться мне?

Графиня-внучка
В чужих краях на ком?
О! наших тьма без дальних справок
Там женятся, и нас дарят родством
С искусницами модных лавок.

Чацкий
Несчастные! должны ль упрёки несть
От подражательниц модисткам?
За то, что смели предпочесть
Оригиналы спискам?

Явление 9

Те же и множество других гостей. Между прочим, Загорецкий. Мужчины являются, шаркают, отходят в сторону, кочуют из комнаты в комнату и проч. София от себя выходит, все к ней навстречу.

Графиня-внучка
Eh! bon soir! vous voila! Jamais trop diligente,
Vous nous donnez toujours le plaisir de l’attente.

Загорецкий
(Софье)
На завтрашний спектакль имеете билет?

София
Нет.

Загорецкий
Позвольте вам вручить, напрасно бы кто взялся
Другой вам услужить, зато
Куда я ни кидался!
В контору - всё взято,
К директору - он мне приятель, -
С зарёй в шестом часу, и кстати ль!
Уж с вечера никто достать не мог;
К тому, к сему, всех сбил я с ног;
И этот наконец похитил уже силой
У одного, старик он хилый,
Мне друг, известный домосед;
Пусть дома просидит в покое.

София
Благодарю вас за билет,
А за старанье вдвое.
(Являются ещё кое-какие, тем временем Загорецкий отходит к мужчинам.)

Загорецкий
Платон Михайлыч…

Платон Михайлович
Прочь!
Поди ты к женщинам, лги им, и их морочь;
Я правду об тебе порасскажу такую,
Что хуже всякой лжи. Вот, брат,
(Чацкому)
рекомендую!
Как эдаких людей учтивее зовут?
Нежнее? - человек он светский,
Отъявленный мошенник, плут:
Антон Антоныч Загорецкий.
При нём остерегись: переносить горазд,
И в карты не садись: продаст.

Загорецкий
Оригинал! брюзглив, а без малейшей злобы.

Чацкий
И оскорбляться вам смешно бы;
Окроме честности, есть множество отрад:
Ругают здесь, а там благодарят.

Платон Михайлович
Ох, нет, братец, у нас ругают
Везде, а всюду принимают.

(Загорецкий мешается в толпу.)

Явление 10

Те же и Хлёстова.

Хлёстова
Легко ли в шестьдесят пять лет
Тащиться мне к тебе, племянница?.. - Мученье!
Час битый ехала с Покровки, силы нет;
Ночь - светопреставленье!
От скуки я взяла с собой
Арапку-девку да собачку;
Вели их накормить, ужо, дружочек мой;
От ужина сошли подачку. -
Княгиня, здравствуйте!
(Села.)
Ну, Софьюшка, мой друг,
Какая у меня арапка для услуг:
Курчавая! горбом лопатки!
Сердитая! всё ко́шачьи ухватки!
Да как черна! да как страшна!
Ведь создал же господь такое племя!
Чёрт сущий; в девичьей она;
Позвать ли?

София
Нет-с, в другое время.

Хлёстова
Представь: их, как зверей, выводят напоказ…
Я слышала, там… город есть турецкий…
А знаешь ли, кто мне припас?
Антон Антоныч Загорецкий.
(Загорецкий выставляется вперёд.)
Лгунишка он, картёжник, вор.
(Загорецкий исчезает.)
Я от него было и двери на запор;
Да мастер услужить: мне и сестре Прасковье
Двоих ара́пченков на ярмарке достал;
Купил, он говорит, чай в карты сплутовал;
А мне подарочек, дай Бог ему здоровье!

Чацкий
(с хохотом Платону Михайловичу)
Не поздоровится от эдаких похвал,
И Загорецкий сам не выдержал, пропал.

Хлёстова
Кто этот весельчак? Из звания какого?

София
Вон этот? Чацкий.

Хлёстова
Ну? а что нашёл смешного?
Чему он рад? Какой тут смех?
Над старостью смеяться грех.
Я помню, ты дитей с ним часто танцевала,
Я за уши его дирала, только мало.

Явление 11

Те же и Фамусов.

Фамусов
(громогласно)
Ждём князя Петра Ильича,
А князь уж здесь! А я забился там, в портретной.
Где Скалозуб Сергей Сергеич? а?
Нет, кажется, что нет. - Он человек заметный -
Сергей Сергеич Скалозуб.

Хлёстова
Творец мой! оглушил, звончее всяких труб.

Явление 12

Те же и Скалозуб, потом Молчалин.

Фамусов
Сергей Сергеич, запоздали;
А мы вас ждали, ждали, ждали.
(Подводит к Хлёстовой.)
Моя невестушка, которой уж давно
Об вас говорено.

Хлёстова
(сидя)
Вы прежде были здесь… в полку… в том…
в гренадерском?

Скалозуб
(басом)
В его высочества, хотите вы сказать,
Ново-землянском мушкетёрском.

Хлёстова
Не мастерица я полки-та различать.

Скалозуб
А форменные есть отлички:
В мундирах выпушки, погончики, петлички.

Фамусов
Пойдёмте, батюшка, там вас я насмешу;
Курьёзный вист у нас. За нами, князь! прошу.
(Его и князя уводит с собою.)

Хлёстова
(Софии)
Ух! я точнёхонько избавилась от петли;
Ведь полоумный твой отец:
Дался ему трёх сажень удалец, -
Знакомит, не спросясь, приятно ли нам, нет ли?

Молчалин
(подаёт ей карту)
Я вашу партию составил: мосье Кок,
Фома Фомич и я.

Хлёстова
Спасибо, мой дружок.
(Встаёт.)

Молчалин
Ваш шпиц - прелестный шпиц, не более напёрстка;
Я гладил всё его: как шёлковая шёрстка!

Хлёстова
Спасибо, мой родной.

(Уходит, за ней Молчалин и многие другие.)

Явление 13

Чацкий, София и несколько посторонних, которые в продолжении расходятся.

Чацкий
Ну! тучу разогнал…

София
Нельзя ль не продолжать?

Чацкий
Чем вас я напугал?
За то, что он смягчил разгневанную гостью,
Хотел я похвалить.

София
А кончили бы злостью.

Чацкий
Сказать вам, что я думал? Вот:
Старушки все - народ сердитый;
Не худо, чтоб при них услужник знаменитый
Тут был, как громовой отвод.
Молчалин! - Кто другой так мирно всё уладит!
Там моську вовремя погладит,
Тут в пору карточку вотрёт,
В нём Загорецкий не умрёт!
Вы давиче его мне исчисляли свойства,
Но многие забыли? - да?

Княгиня
Нет, в Петербурге институт
Пе-да-го-гический, так, кажется, зовут:
Там упражняются в расколах и в безверьи,
Профессоры!! - у них учился наш родня,
И вышел! хоть сейчас в аптеку, в подмастерьи.
От женщин бегает, и даже от меня!
Чинов не хочет знать! Он химик, он ботаник,
Князь Фёдор, мой племянник.

Скалозуб
Я вас обрадую: всеобщая молва,
Что есть проект насчёт лицеев, школ, гимназий;
Там будут лишь учить по нашему: раз, два;
А книги сохранят так: для больших оказий.

Фамусов
Сергей Сергеич, нет! Уж коли зло пресечь:
Забрать все книги бы, да сжечь.

Загорецкий
(с кротостию)
Нет-с, книги книгам рознь. А если б, между нами,
Был ценсором назначен я,
На басни бы налёг; ох! басни - смерть моя!
Насмешки вечные над львами! над орлами!
Кто что ни говори:
Хотя животные, а всё-таки цари.

Хлёстова
Отцы мои, уж кто в уме расстроен,
Так всё равно, от книг ли, от питья ль;
А Чацкого мне жаль.
По-христиански так; он жалости достоин,
Был острый человек, имел душ сотни три.

Фамусов
Четыре.

Хлёстова
Три, сударь.

Фамусов
Четыреста.

Хлёстова
Нет! триста.

Фамусов
В моём календаре…

Хлёстова
Всё врут календари.

Фамусов
Как раз четыреста, ох! спорить голосиста!

Хлёстова
Нет! триста! - уж чужих имений мне не знать!

Фамусов
Четыреста, прошу понять.

Хлёстова
Нет! триста, триста, триста.

Явление 22

Те же все и Чацкий.

Наталья Дмитриевна
Вот он.

Графиня-внучка
Шш!

Все
Шш!
(Пятятся от него в противную сторону.)

Хлёстова
Ну как с безумных глаз
Затеет драться он, потребует к разделке!

Фамусов
О господи! помилуй грешных нас!
(Опасливо.)
Любезнейший! Ты не в своей тарелке.
С дороги нужен сон. Дай пульс. Ты нездоров.

Чацкий
Да, мочи нет: мильон терзаний
Груди от дружеских тисков,
Ногам от шарканья, ушам от восклицаний,
А пуще голове от всяких пустяков.
(Подходит к Софье.)
Душа здесь у меня каким-то горем сжата,
И в многолюдстве я потерян, сам не свой.
Нет! недоволен я Москвой.

Хлёстова
Москва, вишь, виновата.

София
(Чацкому)
Скажите, что вас так гневит?

Чацкий
В той комнате незначащая встреча:
Французик из Бордо, надсаживая грудь,
Собрал вокруг себя род веча
И сказывал, как снаряжался в путь
В Россию, к варварам, со страхом и слезами;
Приехал - и нашёл, что ласкам нет конца;
Ни звука русского, ни русского лица
Не встретил: будто бы в отечестве, с друзьями;
Своя провинция. Посмотришь, вечерком
Он чувствует себя здесь маленьким царьком;
Такой же толк у дам, такие же наряды…
Он рад, но мы не рады.
Умолк, и тут со всех сторон
Тоска, и оханье, и стон.
Ах! Франция! Нет в мире лучше края! -
Решили две княжны, сестрицы, повторяя
Урок, который им из детства натвержен.
Куда деваться от княжен!
Я одаль воссылал желанья
Смиренные, однако вслух,
Чтоб истребил господь нечистый этот дух
Пустого, рабского, слепого подражанья;
Чтоб искру заронил он в ком-нибудь с душой,
Кто мог бы словом и примером
Нас удержать, как крепкою возжой,
От жалкой тошноты по стороне чужой.
Пускай меня отъявят старовером,
Но хуже для меня наш Север во́ сто крат
С тех пор, как отдал всё в обмен на новый лад -
И нравы, и язык, и старину святую,
И величавую одежду на другую
По шутовскому образцу:
Хвост сзади, спереди какой-то чудный выем,
Рассудку вопреки, наперекор стихиям;
Движенья связаны, и не краса лицу;
Смешные, бритые, седые подбородки!
Как платья, волосы, так и умы коротки!..
Ах! если рождены мы всё перенимать,
Хоть у китайцев бы нам несколько занять
Премудрого у них незнанья иноземцев.
Воскреснем ли когда от чужевластья мод?
Чтоб умный, бодрый наш народ
Хотя по языку нас не считал за немцев.
«Как европейское поставить в параллель
С национальным - странно что-то!
Ну как перевести мадам и мадмуазель ?
Ужли сударыня !!» - забормотал мне кто-то…
Вообразите, тут у всех
На мой же счёт поднялся смех.
«Сударыня! ха! ха! ха! ха! прекрасно!
Сударыня! ха! ха! ха! ха! ужасно!!» -
Я, рассердясь и жизнь кляня,
Готовил им ответ громовый;
Но все оставили меня. -
Вот случай вам со мною, он не новый;
Москва и Петербург - во всей России то,
Что человек из города Бордо,
Лишь рот открыл, имеет счастье
Во всех княжен вселять участье;
И в Петербурге и в Москве,
Кто недруг выписных лиц, вычур, слов кудрявых,
В чьей, по несчастью, голове
Пять, шесть найдётся мыслей здравых
И он осмелится их гласно объявлять, -
Глядь…

(Оглядывается, все в вальсе кружатся с величайшим усердием. Старики разбрелись к карточным столам.)

Загорецкий
А кстати, вот князь Пётр Ильич,
Княгиня и с княжнами.

Репетилов
Дичь.

Явление 7

Репетилов, Загорецкий, Князь и Княгиня с шестью дочерями; немного погодя Хлёстова спускается с парадной лестницы, Молчалин ведёт её под руку. Лакеи в суетах.

Загорецкий
Княжны́, пожалуйте, скажите ваше мненье,
Безумный Чацкий или нет?

1-я княжна
Какое ж в этом есть сомненье?

2-я княжна
Про это знает целый свет.

3-я княжна
Дрянские, Хворовы, Варлянские, Скачковы.

4-я княжна
Ах! вести старые, кому они новы?

5-я княжна
Кто сомневается?

Загорецкий
Да вот не верит…

6-я княжна
(Репетилову)
Вы!

Все вместе
Мсьё Репетилов! Вы! Мсьё Репетилов! что́ вы!
Да как вы! Можно ль против всех!
Да почему вы? стыд и смех.

Репетилов
(затыкает себе уши)
Простите, я не знал, что это слишком гласно.

Княгиня
Ещё не гласно бы, с ним говорить опасно,
Давно бы запереть пора.
Послушать, так его мизинец
Умнее всех, и даже князь-Петра!
Я думаю, он просто якобинец,
Ваш Чацкий!!!.. Едемте. Князь, ты везти бы мог
Катишь или Зизи, мы сядем в шестиместной.

Хлёстова
(с лестницы)
Княгиня, карточный должок.

Княгиня
За мною, матушка.

Всё
(друг другу)
Прощайте.

(Княжеская фамилия уезжает и Загорецкий тоже.)

Явление 8

Репетилов, Хлёстова, Молчалин.

Репетилов
Царь небесный!
Амфиса Ниловна! Ах! Чацкий! бедный! вот!
Что наш высокий ум! и тысяча забот!
Скажите, из чего на свете мы хлопочем!

Хлёстова
Так Бог ему судил; а впрочем
Полечат, вылечат, авось;
А ты, мой батюшка, неисцелим, хоть брось.
Изволил вовремя явиться! -
Молчалин, вон чуланчик твой,
Не нужны проводы; поди, господь с тобой.
(Молчалин уходит к себе в комнату.)
Прощайте, батюшка; пора перебеситься.

(Уезжает.)

Явление 9

Репетилов с своим лакеем.

Репетилов
Куда теперь направить путь?
А дело уж идёт к рассвету.
Поди, сажай меня в карету,
Вези куда-нибудь.

(Уезжает.)

Явление 10

Последняя лампа гаснет.

Чацкий
(выходит из швейцарской)
Что это? слышал ли моими я ушами!
Не смех, а явно злость. Какими чудесами?
Через какое колдовство
Нелепость обо мне все в голос повторяют!
И для иных как словно торжество,
Другие будто сострадают…
О! если б кто в людей проник:
Что хуже в них? душа или язык?
Чьё это сочиненье!
Поверили глупцы, другим передают,
Старухи вмиг тревогу бьют -
И вот общественное мненье!
И вот та родина… Нет, в нынешний приезд,
Я вижу, что она мне скоро надоест.
А Софья знает ли? - Конечно, рассказали,
Она не то, чтобы мне именно во вред
Потешилась, и правда или нет
Ей всё равно, другой ли, я ли,
Никем по совести она не дорожит.
Но этот обморок? беспамятство откуда??
Нерв избалованность, причуда, -
Возбу́дит малость их, и малость утишит, -
Я признаком почёл живых страстей. - Ни крошки:
Она конечно бы лишилась так же сил,
Когда бы кто-нибудь ступил
На хвост собачки или кошки.

София
(над лестницей во втором этаже, со свечкою)
Молчалин, вы?
(Поспешно опять дверь припирает.)

Чацкий
Она! она сама!
Ах! голова горит, вся кровь моя в волненьи!
Явилась! нет её! неу́жели в виденьи?
Не впрямь ли я сошёл с ума?
К необычайности я, точно, приготовлен;
Но не виденье тут, свиданья час условлен.
К чему обманывать себя мне самого?
Звала Молчалина, вот комната его.

Лакей его
(с крыльца)
Каре…

Чацкий
Сс!..
(Выталкивает его вон.)
Буду здесь, и не смыкаю глазу,
Хоть до утра. Уж коли горе пить,
Так лучше сразу,
Чем медлить, а беды медленьем не избыть.
Дверь отворяется.

(Прячется за колонну.)

Явление 11

Чацкий спрятан, Лиза со свечкой.

Лиза
Ах! мочи нет! робею:
В пустые сени! в ночь! боишься домовых,
Боишься и людей живых.
Мучительница-барышня, бог с нею.
И Чацкий, как бельмо в глазу;
Вишь, показался ей он где-то здесь, внизу.
(Осматривается.)
Да! как же! по сеням бродить ему охота!
Он, чай, давно уж за ворота,
Любовь на завтра поберёг,
Домой - и спать залёг.
Однако велено к сердечному толкнуться.
(Стучится к Молчалину.)
Послушайте-с. Извольте-ка проснуться.
Вас кличет барышня, вас барышня зовёт.
Да поскорей, чтоб не застали.

Явление 12

Чацкий за колонною, Лиза, Молчалин (потягивается и зевает). София (крадётся сверху).

Лиза
Вы, сударь, камень, сударь, лёд.

Молчалин
Ах! Лизанька, ты от себя ли?

Лиза
От барышни-с.

Молчалин
Кто б отгадал,
Что в этих щёчках, в этих жилках
Любви ещё румянец не играл!
Охота быть тебе лишь только на посылках?

Лиза
А вам, искателям невест,
Не нежиться и не зевать бы;
Пригож и мил, кто не доест
И не доспит до свадьбы.

Молчалин
Какая свадьба? с кем?

Лиза
А с барышней?

Молчалин
Поди,
Надежды много впереди,
Без свадьбы время проволо́чим.

Лиза
Что вы, сударь! да мы кого ж
Себе в мужья другого прочим?

Молчалин
Не знаю. А меня так разбирает дрожь,
И при одной я мысли трушу,
Что Павел Афанасьич раз
Когда-нибудь поймает нас,
Разгонит, проклянёт!.. Да что? открыть ли душу?
Я в Софье Павловне не вижу ничего
Завидного. Дай Бог ей век прожить богато,
Любила Чацкого когда-то,
Меня разлюбит, как его.
Мой ангельчик, желал бы вполовину
К ней то же чувствовать, что чувствую к тебе;
Да нет, как ни твержу себе,
Готовлюсь нежным быть, а свижусь - и простыну.

София
(в сторону)
Какие низости!

Чацкий
(за колонною)
Подлец!

Лиза
И вам не совестно?

Молчалин
Мне завещал отец:
Во-первых, угождать всем людям без изъятья -
Хозяину, где доведётся жить,
Начальнику, с кем буду я служить,
Слуге его, который чистит платья,
Швейцару, дворнику, для избежанья зла,
Собаке дворника, чтоб ласкова была.

Лиза
Сказать, суда́рь, у вас огромная опека!

Молчалин
И вот любовника я принимаю вид
В угодность дочери такого человека…

Лиза
Который кормит и поит,
А иногда и чином подарит?
Пойдёмте же, довольно толковали.

Молчалин
Пойдём любовь делить плачевной нашей крали.
Дай обниму тебя от сердца полноты.
(Лиза не даётся.)
Зачем она не ты!
(Хочет идти, София не пускает.)

София
(почти шёпотом, вся сцена вполголоса)
Нейдите далее, наслушалась я много,
Ужасный человек! себя я, стен стыжусь.

Молчалин
Как! Софья Павловна…

София
Ни слова, ради бога,
Молчите, я на всё решусь.

Молчалин
(бросается на колена, София отталкивает его)
Ах, вспомните, не гневайтеся, взгляньте!..

София
Не помню ничего, не докучайте мне.
Воспоминания! как острый нож оне.

Молчалин
(ползает у ног её)
Помилуйте…

София
Не подличайте, встаньте,
Ответа не хочу, я знаю ваш ответ,
Солжёте…

Молчалин
Сделайте мне милость…

София
Нет. Нет. Нет.

Молчалин
Шутил, и не сказал я ничего, окро́ме…

София
Отстаньте, говорю, сейчас,
Я криком разбужу всех в доме,
И погублю себя и вас.
(Молчалин встаёт.)
Я с этих пор вас будто не знавала.
Упрёков, жалоб, слёз моих
Не смейте ожидать, не стоите вы их;
Но чтобы в доме здесь заря вас не застала,
Чтоб никогда об вас я больше не слыхала.

Молчалин
Как вы прикажете.

София
Иначе расскажу
Всю правду батюшке с досады.
Вы знаете, что я собой не дорожу.
Подите. - Стойте, будьте рады,
Что при свиданиях со мной в ночной тиши
Держались более вы робости во нраве,
Чем даже днём, и при людя́х, и в яве,
В вас меньше дерзости, чем кривизны души.
Сама довольна тем, что ночью всё узнала,
Нет укоряющих свидетелей в глазах,
Как давиче, когда я в обморок упала,
Здесь Чацкий был…

Чацкий
(бросается между ими)
Он здесь, притворщица!

Лиза и София
Ах! Ах!..

(Лиза свечку роняет с испугу; Молчалин скрывается к себе в комнату.)

Явление 13

Те же, кроме Молчалина.

Чацкий
Скорее в обморок, теперь оно в порядке,
Важнее давишной причина есть тому,
Вот наконец решение загадке!
Вот я пожертвован кому!
Не знаю, как в себе я бешенство умерил!
Глядел, и видел, и не верил!
А милый, для кого забыт
И прежний друг, и женский страх и стыд, -
За двери прячется, боится быть в ответе.
Ах! как игру судьбы постичь?
Людей с душой гонительница, бич! -
Молчалины блаженствуют на свете!

София
(вся в слезах)
Не продолжайте, я виню себя кругом.
Но кто бы думать мог, чтоб был он так коварен!

Лиза
Стук! шум! ах! боже мой! сюда бежит весь дом.
Ваш батюшка, вот будет благодарен.

Явление 14

Чацкий, София, Лиза, Фамусов, толпа слуг со свечами.

Фамусов
Сюда! за мной! скорей!
Свечей побольше, фонарей!
Где домовые? Ба! знакомые всё лица!
Дочь, Софья Павловна! страмница!
Бесстыдница! где! с кем! Ни дать ни взять, она,
Как мать её, покойница жена.
Бывало, я с дражайшей половиной
Чуть врознь - уж где-нибудь с мужчиной!
Побойся Бога, как? чем он тебя прельстил?
Сама его безумным называла!
Нет! глупость на меня и слепота напала!
Всё это заговор, и в заговоре был
Он сам и гости все. За что я так наказан!..

Чацкий
(Софии)
Так этим вымыслом я вам ещё обязан?

Фамусов
Брат, не финти, не дамся я в обман,
Хоть подерётесь - не поверю.
Ты, Филька, ты прямой чурбан,
В швейцары произвёл ленивую тетерю,
Не знает ни про что, не чует ничего.
Где был? куда ты вышел?
Сеней не запер для чего?
И как не досмотрел? и как ты не дослышал?
В работу вас, на поселенье вас:
За грош продать меня готовы.
Ты, быстроглазая, всё от твоих проказ;
Вот он, Кузнецкий мост, наряды и обновы;
Там выучилась ты любовников сводить,
Постой же, я тебя исправлю:
Изволь-ка в и́збу, марш за птицами ходить.
Да и тебя, мой друг, я, дочка, не оставлю,
Ещё дни два терпение возьми:
Не быть тебе в Москве, не жить тебе с людьми.
Подалее от этих хватов,
В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов,
Там будешь горе горевать,
За пяльцами сидеть, за святцами зевать.
А вас, сударь, прошу я толком
Туда не жаловать ни прямо, ни просёлком;
И ваша такова последняя черта,
Что, чай, ко всякому дверь будет заперта:
Я постараюсь, я, в набат я приударю,
По городу всему наделаю хлопот,
И оглашу во весь народ:
В Сенат подам, министрам, государю.

Чацкий
(после некоторого молчания)
Не образумлюсь… виноват,
И слушаю, не понимаю,
Как будто всё ещё мне объяснить хотят,
Растерян мыслями… чего-то ожидаю.
(С жаром.)
Слепец! я в ком искал награду всех трудов!
Спешил!.. летел! дрожал! вот счастье, думал, близко.
Пред кем я давиче так страстно и так низко
Был расточитель нежных слов!
А вы! о боже мой! кого себе избрали?
Когда подумаю, кого вы предпочли!
Зачем меня надеждой завлекли?
Зачем мне прямо не сказали,
Что всё прошедшее вы обратили в смех?!
Что память даже вам постыла
Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,
Которые во мне ни даль не охладила,
Ни развлечения, ни перемена мест.
Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!
Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,
Мой вид, мои слова, поступки - всё противно, -
Я с вами тотчас бы сношения пресёк,
И перед тем, как навсегда расстаться
Не стал бы очень добираться,
Кто этот вам любезный человек?..
(Насмешливо.)
Вы помиритесь с ним по размышленьи зрелом.
Себя крушить, и для чего!
Подумайте, всегда вы можете его
Беречь, и пеленать, и спосылать за делом.
Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей -
Высокий идеал московских всех мужей. -
Довольно!.. с вами я горжусь моим разрывом.
А вы, суда́рь отец, вы, страстные к чинам:
Желаю вам дремать в неведеньи счастливом,
Я сватаньем моим не угрожаю вам.
Другой найдётся благонравный,
Низкопоклонник и делец,
Достоинствами, наконец,
Он будущему тестю равный.
Так! отрезвился я сполна,
Мечтанья с глаз долой - и спала пелена;
Теперь не худо б было сряду
На дочь и на отца,
И на любовника-глупца,
И на весь мир излить всю жёлчь и всю досаду.
С кем был! Куда меня закинула судьба!
Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,
В любви предателей, в вражде неутомимых,
Рассказчиков неукротимых,
Нескладных умников, лукавых простаков,
Старух зловещих, стариков,
Дряхлеющих над выдумками, вздором, -
Безумным вы меня прославили всем хором.
Вы правы: из огня тот выйдет невредим,
Кто с вами день пробыть успеет,
Подышит воздухом одним,
И в нём рассудок уцелеет.
Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.
Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,
Где оскорблённому есть чувству уголок!..
Карету мне, карету!

(Уезжает.)

Явление 15

Кроме Чацкого.

Фамусов
Ну что? не видишь ты, что он с ума сошёл?
Скажи сурьезно: - Во времена Грибоедова было модно расписывать стены комнат цветами, деревьями.

А тот чахоточный, родня вам, книгам враг, в учёный комитет который поселился… - Учёный комитет был учреждён в 1817 году. Он осуществлял надзор над изданием учебной литературы, проводил в делах просвещения реакционную политику.

И дым Отечества нам сладок и приятен! - неточная цитата из стихотворения Г.Р. Державина «Арфа»(1789):

Мила нам добра весть о нашей стороне:
Отечества и дым нам сладок и приятен…

Минерва - в греческой мифологии богиня мудрости.

Покойник был почтенный камергер, с ключом и сыну ключ умел доставить… - Камергеры (придворное звание) носили на парадных мундирах золотой ключ.

…тупеем не кивнут - Тупей - старинная причёска: собранный на затылке пучок волос.

Вельможа в случае… - то есть в милости, фаворит.

Куртаг - приёмный день во дворце.

Вист - карточная игра.

Карбонари (карбонарии) - члены тайного революционного общества в Италии (XIX век).

За третье августа - 3 августа - день свидания Александра I с австрийским императором в Праге, ознаменованный торжествами и награждениями. В этот день никаких боевых действий не было; таким образом, «подвиг» Скалазуба состоял только в том, что они «засели в траншею».

Ему дан с бантом, мне на шею. - Одни и те же ордена различались в степени способами ношения. Низшие ордена (III и IV степени) носились в петлице, и лента могла завязываться бантом; высшие (I и II степени) - на шее.

Времён Очаковских и покоренья Крыма… - Взятие турецкой крепости Очаков и присоединение Крыма к России произошли в 1783 году.

Бабушка (франц.).

А! Добрый вечер! Наконец-то и вы! Вы не торопитесь, и мы всегда вас с удовольствием поджидаем. (франц.).

Он вам расскажет всю историю подробно (франц.).

Да от ланкартачных взаимных обучений… - Ланкартачный - искажённое слово «ланкастерский». Система английского педагога Ланкастера (1771–1838) состояла в том, что более сильные ученики обучали слабейших, помогая учителю. В России этой системой увлекались поборники народного просвещения, передовые офицеры при обучении солдат в армии, в частности, декабристы. В правительственных кругах к ланкастерским школам относились подозрительно, как к рассаднику вольномыслия. Такою же репутацией пользовались пансионы (Благородный пансион при Московском Университете), лицей (Царскосельский лицей) и Педагогический институт (Петербургский педагогический институт).


Close