Вечернее платье eruditomsk. Полезные советы для мам

солдат Великой отечественной войны

Когда ребенок не знает, что такое бомбоубежище – хорошо это или плохо? Те, кто прошел войну, имеют вполне однозначный ответ на этот вопрос. «Новости литературы» представляют подборку лучших книг, посвященных Дню победы. Истории, рассказанные на их страницах – о непростом времени, определившем жизнь поколения, о любви к Родине и о чувстве долга, о настоящей дружбе и самопожертвовани и, о том, какова была цена этой великой Победы.

Это посвященные романы, в которых один или несколько персонажей, связанных дружбой, сталкиваются с болезненным осознанием проклятия, взвешивающего людей и мир. Эти романы описывают конкретную реальность, но не совпадают с неореалистическим рассказом о преобладании лирических ситуаций, сети символов и присутствия судьбы, прослеживаемой в мифе.

В 40-х годах Чезаре Павезе также интересовались темами, связанными с фольклором и мифом. Причина этого интереса заключается в том, что в них автор видит оригинальные мотивы человеческого поведения. Мы можем сказать, что Павезе был одержим скрытым происхождением человеческого элемента, из этого дымного и неопределенного мира, в котором скрыты истоки цивилизации, и с того момента, когда человек начал думать и стал по-настоящему человеком.

Центральная тема романа Бориса Васильева «А зори здесь тихие» – жизнь, борьба и гибель от рук фашистской разведки пяти девушек-зенитчиц, которые по собственной воле пришли на фронт, почти не умея стрелять, и совершили в итоге подвиг. Писатель показывает, что на войне солдат забывает о возрасте, поле, статусе – всё это становится совершенно неважным, так как двигаться вперед каждому помогает исключительно долг перед родиной и необходимость остановить врага любой ценой. Повествование ведется от имени коменданта разъезда Васкова, который прошел всю войну и видел все её ужасы. Видел, как война исподволь меняет характер, разрушает привычный уклад жизни, заставляет выживать. Книга действительно страшная своей правдивостью и отсутствием «купюр»; это роман-предостережение, заставляющий ответить на вопрос: «А на что готов я ради своей Родины?»

Юлиан Семенов «17 мгновений весны»

«17 мгновений весны» – без преувеличения, самое популярное произведение Юлиана Семенова из цикла романов об Исаеве-Штирлице. Формально его центральной темой является разоблачение попытки сговора главарей фашистской Германии с военно-промышленным комплексом США в 1945 году, неформально – это очень сложный, многогранный и неоднозначный роман, в котором тонко показаны человеческие взаимоотношения, на основе документальных данных представлены исторические факты и изображены персонажи, прототипами которых стали вполне реальные люди.

В 1973 году по роману Юлиана Семенова режиссером Татьяны Лиозновой был снят 12-серийный телевизионный фильм, который и обеспечил книге беспрецедентную популярность. Если на экране персонажи предельно понятны и однозначны, то в книге, напротив, они весьма архетипичны: так, Шелленберг является версией Мюллера, радистка Кэт – Холтоффом, Плейшнер – трагическим вариантом пастора Шлага. Персонажи Семенова воплотились в анекдотах и компьютерных играх, текст, произнесенный Вячеславом Тихоновым в роли Штирлица, давно разобран на цитаты – таково истинно всенародное признание романа читателями.

Поэма Александра Твардовского «Василий Теркин» стала поистине народной энциклопедией жизни советского солдата на фронте. В отличии от пафосно-мужественных героев других советских стихотворений о Великой Отечественной войне, Теркин – обычный русский мужик, живой человек, который искренне любит Родину и свой народ, с юмором воспринимает любые жизненные тяготы и находит выход даже из самого трудного положения. По мнению многих критиков, именно на «теркиных» в 1941-1945 годах держался боевой дух советских солдат. Герой воплощает узнаваемый русский характер: кто-то видит в нем товарища по окопу, кто-то – соседа по лестничной клетке или товарища по работе. Феномен Теркина в том, что война его не ожесточила, не озлобила; ему начинаешь доверять с первых же страниц поэмы, а высказывания персонажа, сам того не замечая, используешь в повседневной жизни.

Война у Твардовского представлена без прикрас, а поэма «Василий Теркин» получилась своеобразной её летописью, ведь писалась о бойцах и для бойцов.

«Горячий снег» – книга о войне, которая, казалось бы, посвящена локальным событиям: в ней описывается один день из жизни батареи Дроздовского, выбивавшей фашистские танки на подступах к Сталинграду. Это роман о самоотверженности вчерашних школьников – пацанов, чья вера в приказ была непоколебима, и именно поэтому, наверное, батарея выстояла под огнем противника, оставшись на засыпанном порохом снегу. В «Горячем снеге» Юрий Бондарев очень красочно и реалистично воссоздал апокалиптическое танковое сражение в различные моменты времени. Военная тема тесно переплетается с личными историями персонажей, ужас и кровь – с откровениями и прощаниями, а каждый из героических поступков, совершенных персонажами, кажется единственно правильным в сложившейся ситуации. Финал романа оптимистичен: батарея, замерзающая в снегу, обнаруживается, раненных увозят в тыл, а героев непосредственно на передовой награждает генерал Бессонов. Впрочем, это не заслоняет трагичности происходящего, ведь там, на фронте, сражаются за Родину тысячи таких же мальчишек…

Николаю Плужникову всего 19, он только что окончил военное училище и получил назначение командиром взвода в одной из частей Особого Западного округа. Несмотря на то, что многие в начале июня 1941 года предчувствовали начало войны, юноша не верит в возможность нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. По иронии судьбы, в Брестскую крепость, где ему предстоит служить, Плужников прибывает 21 июня 1941 года, а утром следующего дня в 4:15 именно с нападения на этот объект начинается Великая Отечественная война. Оборона Брестской крепости становится для молодого лейтенанта жестокой и беспощадной школой мужества, где учат отличать подлинную человечность от ложной, трезво оценивать обстановку и действовать по обстоятельствам и где цена ошибки – твоя жизнь или жизнь твоего товарища.

Брестскую крепость не взяли ни огнеметы, ни бомбы – она фактически истекла кровью, но не сдалась добровольно. До весны 1942 года именно молодой лейтенант был её защитником и хозяином, и даже фашисты оценили героизм Плужникова, удостоив его перед смертью военными почестями. В последние минуты герой говорит, что победить человека нельзя, если он сам этого не хочет; убить можно, но победить – никак. Этому девизу следовали, пожалуй, тысячи советских солдат, которые ценой своей жизни вырывали победу, свободу, мирное небо над головой.

«Повесть о настоящем человеке» – книга с удивительной судьбой, которая выдержала более ста переизданий в СССР и России, а также была переведена более чем на 150 языков. И сегодня, в мирное время, она учит мужеству, помогая людям, оказавшимся в непростых ситуациях. Сразу после публикации повести Полевому со всех концов СССР стали присылать письма с благодарностью за великое произведение, рассказывающем о жизнелюбии и мужестве летчика Алексея Маресьева. В образе героя узнавали отцов оставшиеся сиротами сыновья, мужей – вдовы, сыновей, не вернувшихся домой – матери. «Повесть о настоящем человеке», без преувеличения, легендарна: она вне времени, вне политики, вне моды, так как настоящие люди, защищавшие Родину в годы войны, навсегда останутся в памяти народной.

Михаил Шолохов написал этот рассказ на основе реальной истории, произошедшей с ним в 1946 году. Однажды он случайно встретил на переправе через реку мужчину, который вел за руку мальчугана; остановившись, чтобы отдохнуть, он и поведали писателю свою историю.

Главный герой рассказа, Андрей Соколов, был вынужден оставить дом, хорошую работу, любимую жену и троих детей, и уйти на фронт. На передовой он ведет себя очень достойно и всегда готов оказать помощь товарищу, выполнить сложные поручения командования. Война отбирает у Соколова всё – родные гибнут, дом сгорает; если бы не Ванюша, которого герой усыновляет, солдат точно бы помутился рассудком.

«Судьба человека» – рассказ о судьбе целого народа, об ужасах, творившихся в немецком плену, о твердости характера и нравственной победе, которая стала символом победы советских войск под Сталинградом.

«Блокадная книга», созданная в соавторстве белорусским писателем Алесем Адамовичем и ныне почетным гражданином Санкт-Петербурга Даниилом Граниным – одно из немногих нон-фикшн изданий, приобретших поистине культовый статус. Книга несколько раз переиздавалась, а на презентации последнего выпуска власти Санкт-Петербурга пообещали, что произведение поселится в каждой городской библиотеке.

Главная ценность «Блокадной книги» — уникальные фото и дневниковые записи тех, кто пережил блокаду Ленинграда. Даниил Гранин подчеркивает, что «Блокадная книга» – это в первую очередь история подвигов, а не страхов.

Роман «Молодая гвардия» не просто основан на реальных событиях – он и называется точно так же, как подпольная организация, которая в годы Великой Отечественной войны действовала на территории города Краснодона (сейчас – Луганская область, Украина). На протяжении 1942-го – 1943-го г.г. подпольщики-молодогвардейцы устраивали антифашистские диверсии и готовили вооруженное восстание. Все члены сообщества были очень молоды, а самому младшему было всего четырнадцать лет. Многие из них погибли от рук гитлеровцев.

Имена выдающихся представителей «Молодой гвардии» Фадеев оставил без изменений: это вошедшие в историю Ульяна Громова, Олег Кошевой и другие. Писатель при этом сделал их образы литературными, а также добавил вымышленных, однако прекрасно вписывающихся в картину мира подполья героев.

При этом, как ни странно, редакций романа существует две. Дело в том, что после написания первой органы КПСС (и, ходят слухи, сам Сталин) раскритиковали книгу за недостаточное отображение роли партии, а также за то, что молодогвардейцы «изображены чуть ли не махновцами ». Фадееву пришлось вводить персонажей-коммунистов и так появилась вторая редакция романа.

Константина Симонова читатели знают больше как поэта – и это не удивительно, учитывая сокрушительную силу его самого знаменитого стихотворения «Жди меня». Однако проза Симонова ничуть не уступает его рифмованному творчеству.

Великой Отечественной войне посвящена, в частности, трилогия «Живые и мертвые». Она состоит из книг «Живые и мертвые», «Солдатами не рождаются» и «Последнее лето». И профессионалы, и просто ценители военной литературы признают, что это – одно из лучших художественных произведений в своём жанре. Симоновский уникальный взгляд, талант поэта и публициста в одном авторе – всё это сделало «Живых и мертвых» поистине уникальным произведением. Особенно важно то, что первая книга практически воспроизводит личный фронтовой дневник Симонова (он был отдельно опубликован под названием «Сто суток войны»).

Много лет отделяют нас от Великой Отечественной войны (1941-1945). Но время не снижает интереса к этой теме, обращая внимание сегодняшнего поколения к далёким фронтовым годам, к истокам подвига и мужества советского солдата - героя, освободителя, гуманиста. Да, слово писателя на войне и о войне трудно переоценить; Меткое, разящее, возвышающее слово, стихотворение, песня, частушка, яркий героический образ бойца или командира- они вдохновляли воинов на подвиги, вели к победе. Эти слова и сегодня полны патриотического звучания, они поэтизируют служение Родине, утверждают красоту и величие наших моральных ценностей. Вот почему мы вновь и вновь возвращаемся к произведениям, составившим золотой фонд литературы о Великой Отечественной войне.

Как не было ничего равного этой войне в истории человечества, так и в истории мирового искусства не было такого количества различного рода произведений, как об этом трагическом времени. Особенно сильно тема войны прозвучала в советской литературе. С первых же дней грандиозной битвы наши писатели встали в один строй со всем сражающимся народом. Более тысячи писателей принимали участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны, «пером и автоматом» защищая родную землю. Из 1000 с лишним писателей, ушедших на фронт, более 400 не вернулись с войны, 21 стали Героями Советского Союза.

Известные мастера нашей литературы (М. Шолохов, Л. Леонов, А. Толстой, А. Фадеев, Вс. Иванов, И. Эренбург, Б. Горбатов, Д. Бедный, В. Вишневский, В. Василевская, К. Симонов, А.Сурков, Б. Лавренёв, Л. Соболев и многие другие) стали корреспондентами фронтовых и центральных газет.

«Нет большей чести для советского литератора, - писал в те годы А. Фадеев, - и нет более высокой задачи у советского искусства, чем повседневное и неустанное служение оружием художественного слова своему народу в грозные часы битвы».

Когда гремели пушки, музы не молчали. На протяжении всей войны - и в тяжёлое время неудач и отступлений, и в дни побед - наша литература стремилась как можно полнее раскрыть моральные качества советского человека. Воспитывая любовь к Родине, советская литература воспитывала и ненависть к врагу. Любовь и ненависть, жизнь и смерть - эти контрастные понятия в то время были неразделимы. И именно этот контраст, это противоречие несли в себе высшую справедливость и высший гуманизм. Сила литературы военных лет, секрет её замечательных творческих успехов - в неразрывной связи с народом, героически сражающимся с немецкими захватчиками. Русская литература, издавна славившаяся своей близостью к народу, пожалуй, никогда не смыкалась так тесно с жизнью и не была столь целеустремлённой, как в 1941-1945 годах. В сущности, она стала литературой одной темы - темы войны, темы Родины.

Писатели дышали одним дыханием с борющимся народом и чувствовали себя «окопными поэтами», а вся литература в целом, по меткому выражению А. Твардовского, была «голосом героической души народа» (История русской советской литературы /Под ред. П. Выходцева.-М., 1970.-С.390).

Советская литература военного времени была многопроблемной и многожанровой. Стихотворения, очерки, публицистические статьи, рассказы, пьесы, поэмы, романы создавались писателями в годы войны. Причём, если в 1941 году преобладали малые - «оперативные» жанры, то с течением времени значительную роль начинают играть произведения более крупных литературных жанров (Кузьмичёв И. Жанры русской литературы военных лет.- Горький, 1962).

Значительна в литературе военных лет роль прозаических произведений. Опираясь на героические традиции русской и советской литературы, проза Великой Отечественной войны достигла больших творческих вершин. В золотой фонд советской литературы вошли такие произведения, созданные в годы войны, как «Русский характер» А. Толстого, «Наука ненависти» и «Они сражались за Родину» М. Шолохова, «Взятие Великошумска» Л. Леонова, «Молодая гвардия» А. Фадеева, «Непокорённые» Б. Горбатова, «Радуга» В. Василевской и другие, ставшие примером для писателей послевоенных поколений.

Традиции литературы Великой Отечественной войны - это фундамент творческих поисков современной советской прозы. Без этих, ставших классическими, традиций, в основе которых лежит ясное понимание решающей роли народных масс в войне, их героизма и беззаветной преданности Родине, невозможны были бы те замечательные успехи, что достигнуты советской «военной» прозой сегодня.

Своё дальнейшее развитие проза о Великой Отечественной войне получила в первые послевоенные годы. Писал «Костёр» К. Федин. Продолжал работу над романом «Они сражались за Родину» М. Шолохов. В первое послевоенное десятилетие появился и ряд произведений, которые принято за ярко выраженное стремление к всеобъемлющему изображению событий войны называть «панорамными» романами (сам термин появился поздней, когда, были определены общие типологические черты этих романов). Это «Белая берёза» М. Бубённова, «Знаменосцы» О. Гончара, «Битва при Берлине» Вс. Иванова, «Весна на Одере» Э. Казакевича, «Буря» И. Эренбурга, «Буря» О. Лациса, «Семья Рубанюк» Е. Поповкина, «Незабываемые дни» Лынькова, «За власть Советов» В. Катаева и др.

Несмотря на то, что многим из «панорамных» романов были свойственны существенные недостатки, такие, как некоторая «лакировка» изображаемых событий, слабый психологизм, иллюстративность, прямолинейное противопоставление положительных и отрицательных героев, определённая «романтизация» войны, эти произведения сыграли свою роль в развитии военной прозы.

Большой вклад в развитие советской военной прозы внесли писатели так называемой «второй волны», писатели-фронтовики, вступившие в большую литературу в конце 1950-х - начале 1960-х годов. Так, Юрий Бондарев под Сталинградом жёг танки Манштейна. Артиллеристами были также Е. Носов, Г. Бакланов; поэт Александр Яшин сражался в морской пехоте под Ленинградом; поэт Сергей Орлов и писатель А. Ананьев — танкистами, горели в танке. Писатель Николай Грибачёв был командиром взвода, а затем командиром сапёрного батальона. Олесь Гончар воевал в миномётном расчёте; пехотинцами были В.Быков, И. Акулов, В. Кондратьев; миномётчиком - М. Алексеев; курсантом, а затем партизаном - К. Воробьёв; связистами - В. Астафьев и Ю. Гончаров; самоходчиком - В. Курочкин; десантником и разведчиком - В. Богомолов; партизанами - Д. Гусаров и А. Адамович...

Что же характерно для творчества этих художников, пришедших в литературу в пропахших порохом шинелях с сержантскими и лейтенантскими погонами? Прежде всего - продолжение классических традиций русской советской литературы. Традиций М. Шолохова, А. Толстого, А. Фадеева, Л. Леонова. Ибо невозможно создать что-то новое без опоры на то лучшее, что было достигнуто предшественниками, Исследуя классические традиции советской литературы, писатели-фронтовики не просто механически их усваивали, но и творчески развивали. И это естественно, ибо в основе литературного процесса всегда лежит сложное взаимовлияние традиций и новаторства.

Фронтовой опыт у разных писателей неодинаков. Прозаики старшего поколения вступили в 1941 год, как правило, уже сложившимися художниками слова и пошли на войну, чтобы писать о войне. Естественно, они могли видеть события тех лет шире и осмыслить их глубже, чем писатели среднего поколения, воевавшие непосредственно на передовой и вряд ли думавшие в то время, что они когда-нибудь возьмутся за перо. Круг видения последних был довольно узок и ограничивался часто пределами взвода, роты, батальона. Эта «узкая полоса через всю войну», по выражению писателя-фронтовика А. Ананьева, проходит и через многие, особенно ранние, произведения прозаиков среднего поколения, такие, например, как «Батальоны просят огня» (1957) и «Последние залпы» (1959) Ю. Бондарева, «Журавлиный крик» (1960), «Третья ракета» (1961) и все последующие произведения В. Быкова, «Южнее главного удара» (1957) и «Пядь земли» (1959), «Мёртвые сраму не имут» (1961) Г. Бакланова, «Крик» (1961) и «Убиты под Москвой» (1963) К. Воробьёва, «Пастух и пастушка» (1971) В. Астафьева и другие.

Но, уступая писателям старшего поколения в литературном опыте и «широком» знании войны, писатели среднего поколения имели своё явное преимущество. Все четыре года войны они провели на переднем крае и были не просто очевидцами боёв и сражений, но и их непосредственными участниками, лично испытавшими все тяготы окопной жизни. «Это были люди, которые все тяготы войны вынесли на своих плечах - от начала её и до конца. Это были люди окопов, солдаты и офицеры; они сами ходили в атаки, до бешеного и яростного азарта стреляли по танкам, молча хоронили своих друзей, брали высотки, казавшиеся неприступными, своими руками чувствовали металлическую дрожь раскалённого пулемёта, вдыхали чесночный запах немецкого тола и слышали, как остро и брызжуще вонзаются в бруствер осколки от разорвавшихся мин» (Бондарев Ю. Взгляд в биографию: Собр. соч.-М., 1970.- Т. 3.- С. 389-390.).Уступая в литературном опыте, они имели определённые преимущества, так как познали войну из окопов (Литература великого подвига.- М., 1975.- Вып. 2.- С. 253-254).

Вот это преимущество - непосредственное знание войны, переднего края, окопа, позволило писателям среднего поколения дать картину войны чрезвычайно ярко, высветив мельчайшие подробности фронтового быта, точно и сильно показав самые напряжённые минуты - минуты боя - всё то, что они видели своими глазами и что сами пережили за четыре года войны. «Именно глубокими личными потрясениями можно объяснить появление в первых книгах писателей-фронтовиков обнажённой правды войны. Книги эти стали откровением, какого ещё не знала наша литература о войне» (Леонов Б. Эпос героизма.-М., 1975.-С.139.).

Но не сражения сами по себе интересовали этих художников. И писали они войну не ради самой войны. Характерная тенденция литературного развития 1950-60-х годов, ярко проявившаяся в их творчестве, заключается в усилении внимания к судьбе человека в её сопряжённости с историей, к внутреннему миру личности в её нерасторжимости с народом. Показать человека, его внутренний, духовный мир, наиболее полно раскрывающийся в решающую минуту, - вот главное, ради чего брались за перо эти прозаики, которым, несмотря на своеобразие их индивидуального стиля, присуща одна общая черта - чуткость к правде.

Ещё одна интересная отличительная черта характерна для творчества писателей-фронтовиков. В их произведениях 50-60-х годов, по сравнению с книгами предшествующего десятилетия, усилился трагический акцент в изображении войны. Книги эти «несли заряд жестокого драматизма, нередко их можно было определить как «оптимистические трагедии», главными героями их являлись солдаты и офицеры одного взвода, роты, батальона, полка, независимо от того, нравилось это или не нравилось неудовлетворённым критикам, требующим масштабно широких картин, глобального звучания. Книги эти далеки были от какой-либо спокойной иллюстрации, в них отсутствовали даже малейшая дидактика, умиление, рациональная выверенность, подмена внутренней правды внешней. В них была суровая и героическая солдатская правда (Бондарев Ю. Тенденция развития военно-исторического романа.- Собр. соч.-М., 1974.-Т. 3.-С.436.).

Война в изображении прозаиков-фронтовиков—это не только, и даже не столько, эффектные героические подвиги, выдающиеся поступки, сколько утомительный каждодневный труд, труд тяжёлый, кровавый, но жизненно необходимый, и от этого, как его будет выполнять каждый на своём месте, в конечном счёте и зависела победа. И именно в этом каждодневном ратном труде и видели героизм советского человека писатели «второй волны». Личный военный опыт писателей «второй волны» определил в значительной степени как само изображение войны в их первых произведениях (локальность описываемых событий, предельно сжатых в пространстве и времени, очень незначительное число героев и т.д.), так и жанровые формы, наиболее Соответствующие содержанию этих книг. Малые жанры (повесть, рассказ) позволяли этим писателям наиболее сильно и точно передать всё, что они лично видели и пережили, чем до краёв были переполнены их чувства и память.

Именно в середине 50-х - начале 60-х годов рассказ и повесть заняли ведущее место в литературе о Великой Отечественной войне, значительно потеснив роман, занимавший главенствующее положение в первое послевоенное десятилетие. Столь ощутимое подавляющее количественное превосходство произведений, написанных в форме малых жанров, заставило некоторых критиков с поспешной горячностью утверждать, что роману уже не восстановить своего былого ведущего положения в литературе, что это жанр прошлого и что сегодня он не отвечает темпу времени, ритму жизни и т.д.

Но время и жизнь сами показали неосновательность и чрезмерную категоричность подобных заявлений. Если в конце 1950-х - начале 60-х годов количественное превосходство повести над романом было подавляющим, то с середины 60-х годов роман постепенно возвращает себе утраченные позиции. Причём роман претерпевает определённые изменения. Он более, чем раньше, опирается на факты, на документы, на действительные исторические события, смелея вводит в повествование реальные лица, стремясь нарисовать картину войны, с одной стороны, как можно более широко и полно, а с другой - исторически предельно точно. Документы и художественный вымысел идут здесь рука об руку, являясь двумя основными слагаемыми.


Close